Category: семья

anchoret

Кое-что об этом журнале

Здрасьте.
Раньше здесь был пространный текст, в котором я много умничал. Теперь всё просто, потому что никто больше не читает пространные тексты.
Это я, а это мой журнал, где я иногда по частям выкладываю свои переводы с английского, иногда пишу о церковном искусстве или истории, иногда про Корфу, на котором провожу четверть своего времени, выражаюсь по поводу церковной текучки, под замком изредка немного рассказываю о происходящем вокруг меня лично или, чаще, оставляю случайные мусорные заметки.
Френдить меня в расчёте на взаимность бесполезно, все эти игры во френдов - пережитки. Когда в ЖЖ появилась возможность подписки, я стал просто подписываться на интересные мне журналы, свои и чужие рейтинги мне неинтересны.
Пока всё. Остались вопросы — помолитесь, Господь вразумит.
movin' on

Кое-что про бонусные карты

Ну обычно просто говорю: "нет". А тут смалодушничал чего-то и согласился оформить. Это я про заправку, где обычно "наша скидочная есть? будете оформлять? кофе не желаете?" Раньше "карта-малина" была, я помню. Двадцать лет держался, а тут "ладно" сказал. Ну и чё? Приехал домой, прочитал мелкий шрифт. Прикинул: за год я бонусов и на полбака не наберу. Выбросил.
Но стало интересно: а ведь есть люди, которые копят эти бонусы, там ещё есть две дополнительные карточки для членов семьи. И вот они ездят на разных машинах и складывают бонусы на один счёт. Семья на трёх машинах. И потом собираются на семейный совет и решают, как потратят бонусы. Спорят, перекрикивают друг друга. Шарфик с логотипом компании там или термокружка. Или вот, на бак бензина накопили. На кого потратим? Сейчас поровну по трети или в этом году на тебя, потом на меня, а ещё через год на него? Ответственный член семьи готов три-четыре года исправно предъявлять карту и собирать бонусы, чтобы потом ого-го! И вот прошло несколько лет, ты заправился, проехал, и наступило опустошение. Всё нужно начинать снова. Бесчеловечная система.
blessing

(no subject)

мне совершенно не понятно как можно оставить семью без средств к существованию и продолжать ... учить других людей христианской жизни?

да легко. первый день в церкви, штоль?
дежурные песни про "они вышли от нас, но не были нашими, бла-бла-бла"
спокойной ночи
misanthrope

Доконд пан иде? Опаментайсе, пан!

Тут то ли со скуки, то ли от большого ума затеяли новый флешмоб - призывают перепощивать открытое письмо Охлобыстину: типа, вернитесь, батюшко, к священнослужению, оно и есть Ваше призвание, а мы за Вас порадуемся. И ведь находятся люди, которые под этим подписываются. Возможно, в них говорит детское желание поселить всех одноклассников в одном подъезде, ну, т.е. нечто никчемно-прекраснодушное и практически нереализуемое (маниловщина, в общем). А возможно, это такое чувство ответственности за спасение мира, которое не даёт спокойной жизни его обладателям, как пепел Клааса. Я ничего не говорю о наивности послания вообще и, в частности, о его риторике, которая полна детских попыток манипуляции сознанием адресата. Что меня действительно торкнуло, так это махровый эгоизм автора и подписантов: "Исполните нас радости видеть вас в сонме пастырей, а Господь, возможно, не оставит многодетное семейство без крова и куска хлеба". Ребята, Вам что, простите, мозг священников не хватает? Вы живёте свою жизнь, в которую явно не вписывается содержание большой чужой семьи. И человек живёт свою жизнь, никак не вашу, причём человек явно неглупый, способный самостоятельно разобраться в своих жизненных приоритетах. Оставьте это средневековое представление о человеке, оставившем церковное служение, но оставшемся в церкви, как изменнике, недочеловеке, нераскаянном грешнике, обреченном на вечные муки и т.п.
Да в конце концов, это просто не ваше дело.
anchoret

Кое-что о блоггинге

(Или блоггерстве? Одинаково плохо.)
Однажды пришли к авве Арсению мужики старцы и усильно просились взойти к нему. Он отворил им дверь, и они просили его сказать им что-нибудь о пребывающих в безмолвии, которые никого не принимают к себе. Старец говорит им:
"Пока девица живёт в доме отца своего, многие желают иметь её своей невестой; но когда выйдет замуж - не всем уже нравится. Одни хвалят её, а другие унижают; ей нет уже такой чести, как прежде, когда жила она в сокровенности. Так бывает и с душою: как скоро она становится открытой для всех - не может всем угождать". (Алфавитный Патерик, Об авве Арсении, 44)
anchoret

Кое-что о достоинстве

О мужском, в частности. Вот разошёлся муж с женой. Была любовь, сменилась разочарованием. Но придя в другую семью, сей муж не упускает случая сказать о своей бывшей какую-то гадость, в т.ч. интимного свойства. Мне кажется, что такой "муж" должен бы и в новой семье вызывать чувство брезгливости, а если нет - то что же, он пришёл в правильное место и его новая семья под стать ему.
Когда уходит человек из Церкви, кто-то печалится о нём, кто-то цитирует дежурное "они вышли от нас, но не были нашими" (1 Ин 2:19), кто-то удовлетворенно подытоживает: "и ещё чище стали наши ряды". Последние нередко ошибаются, потому что ушедший, бывает, руководствуется лучшими побуждениями. Но вот когда уходит из Церкви такое, как выясняется, г...., я именно с этими, с последними.
Вовсе не хочу сказать, что оставленная Церковь выше всякой критики. Но это же не критика, это просто грязь, выходящая из самого сердца, от полноты которого, как известно, глаголят уста.
for aslan!

Кое-что об иконоборчестве

Полагаю, всем известно, что причиной гонений на иконы стало неуемное поклонение им иконопочитателей. Иконы брались в крестные родители, краски с чудотворных икон соскабливались и добавлялись в Чашу с Причастием и т.п. - существовал целый особый культ, мало что имевший общего с монотеизмом и христианством. Естественно, перегиб в одну сторону вызвал ответный перегиб в обратную.
Насколько я понимаю, что-то подобное происходит и с почитанием Царской семьи, годовщина чьей гибели отмечалась на днях. Меня самого, признаться, раздражают благочестивые сопли, которые почитатели обильно оставляют на портрете последнего самодержца, но это не повод, чтобы стыдиться иметь этот портрет на стене, а икону - в храме. Только сопли надо подтереть.
Навеяно этим постом.
anchoret

Кое-что об именах

При чтении Бытия создается ощущение, что читаешь семейную хронику - подробное описание совершенно ничего не значащих деталей, которые могут быть нам интересны и даже очень дороги только потому, что они рассказывают о наших родственниках, исчисление домашней живности, скарба, имущества и т.д. - это же всё было некогда нашим семейным достоянием, как без этого!
Но это ощущение преемства, единой семьи, давно нами утеряно, если когда-то вообще существовало по-настоящему. Ведь называем же мы детей именами родителей и уважаемых нами близких (если не опускаемся просто до следования моде), но никогда не называем их именами Авраама, Моисея, Сарры, Руфи, Деворы... Эти имена воспринимаются нами теперь как исключительно еврейские, и получается, что и сами ветхозаветные герои воспринимаются, как своя семья, именно иудеями, а не нами, православными христианами. Практически нет сомнений, что это положение вещей определяется отсутствием у нас культуры чтения Библии, в отличие от протестантского мира, который в своё время опрометчиво подверг ревизии Предание Церкви и всецело сконцентрировался лишь на Священном Писании. Если бы не православное монашество, традиционно предпочитающее самые неупотребительные в мирском обиходе имена вроде Иеремии, Иосифа или Ревекки, то эта родственная связь между нами и ими прекратилась бы вообще.
anchoret

Надо сделать доброе дело. Даже два.

Первое, помолиться о тех, о ком говорится в этом постинге, а второе, нет, не форваднуть сообщение дальше по ЖЖ и заняться своими делами, а сделать над собою усилие и добрести до ближайшей почты, отстоять там полчаса в очереди, и отправить почтовый перевод по указанному адресу. На какую сумму? Ну, адекватную потраченным усилиям на дорогу до почты и обратно со стоянием там в очереди, личному благочестию и финансовым возможностям. Не забудьте списать адрес, когда пойдёте.
Это, братие и сестры, Христос к вам сегодня постучался, а там сами смотрите...

P.S. Эту семью я хорошо знаю, там действительно всё так тяжко, т.е. это не вариант "сами мы не местные".