Анахоретъ (anchoret) wrote,
Анахоретъ
anchoret

Categories:

Барт Эрман. Проблема Бога. Гл.7, ч.1

Глава седьмая
Последнее слово – за Богом:
Иудео-христианский апокалиптизм
Когда я говорю, что пишу книгу о страданиях, то обычно встречаю два вида реакции. Некоторые чувствуют себя обязанными немедленно объяснить мне, что причиной боли и страдания в нашем мире является свободная воля человека. Не будь её – мы бы превратились в роботов, снующих по поверхности совершенной планеты. А раз она есть – то необходимо возникает и страдание. Но стоит мне заметить, что свободная воля не объясняет страдания, вызванные ураганами в Новом Орлеане, цунами в Индонезии, землетрясениями в Пакистане и т.п., собеседник обычно смущенно замолкает или меняет тему.
Другая реакция встречается чаще. Услышав, что я пишу о страдании, люди просто начинают говорить о чём угодно, только не об этом.
Раньше я думал, что у меня уже есть безотказный способ свернуть разговор. Для этого мне достаточно сказать, чем я зарабатываю на жизнь. Вот подходит ко мне на вечеринке человек с бокалом вина, мы мило беседуем, а потом он спрашивает, чем я занимаюсь. Я говорю, что преподаю в университете. «О, а что вы преподаёте?». «Новый Завет и раннее христианство». Долгая пауза, потом: «Как интересно». И поскольку придумать следующий вопрос собеседник никак не может, он переходит на другую тему. Но теперь, пока пишется эта книга, я ставлю собеседника в тупик ещё быстрее. «А над чем вы работаете сейчас?» «Пишу книгу о страдании». Пауза. «А-а». Долгая пауза. «А потом чем займётесь?» Как-то так.
Дело в том, что большинство людей не хочет говорить о страдании, за исключением тех случаев, когда они готовы за пятнадцать секунд (или меньше) объяснить вам, откуда взялась вся боль, все муки и скорбь этого мира. Это вполне естественно и по-человечески понятно. Никто не хочет иметь дело с болью, без неё куда лучше. А ещё лучше иметь дело с удовольствиями. Нам несложно держаться в стороне от существующей в мире боли, пока мы живём в комфортных цивилизованных условиях. Мы и со смертью не хотим иметь дела – похоронные агентства всё организуют без нас. Даже смерть животных, которых мы едим, довольно абстрактна – боже упаси нас смотреть, как мясник разделывает тушу, не говоря уже об умерщвлении предназначенных в пищу животных, обыденном ещё для наших дедушек и бабушек.
Мы прекрасно умеем не замечать происходящие в мире страдания – особенно те, что не попадают в заголовки газет. Но они случаются в разных частях света, каждый день, то там, то здесь, сколько можно закрывать на это глаза? Большинство из нас вообще не задумывалось о малярии, пока в 2005 году Фонд Билла и Мелинды Гейтс не объявил о выделении трех грантов на общую сумму чуть более $250 млн, чтобы создать и наладить выпуск эффективной вакцины от неё. Была поставлена задача взять под контроль распространение болезни, вызванной почти исключительно комариными укусами. Только тогда некоторые заметили наличие проблемы.
Малярия – это страшная болезнь, она разрушительна для организма, смертельно опасна, но теоретически её распространение можно полностью предотвратить. Невозможно представить, сколько страданий она приносит. По оценкам Национального Института Аллергии и Инфекционных Заболеваний, ежегодно острой формой малярии заболевает от 400 до 900 миллионов детей; почти все они живут в странах Африки. А умирает от неё каждый год около 2,7 миллиона человек. Это больше семи тысяч в день, триста человек в час, пять каждую минуту. От малярии! Большинству из нас нет до этого никакого дела. А ведь почти все погибшие – дети. Но по каким-то причинам мы не замечаем, что они умирают. Предполагаю, что если б на протяжении многих лет каждую минуту умирало пятеро детей в нашем родном городе, мы оказались бы более заинтересованы как-то изменить ситуацию.
Может случиться, проблема будет когда-то решена благодаря щедрым пожертвованием организаций вроде Фонда Гейтсов. (А вот кто из нас способен легко выложить $250 млн на решение подобной проблемы? С другой стороны, если бы миллион человек дали по $250, результат был бы тот же). Но страдания в этом мире часто подобны многоголовой гидре – каждый раз, как Геракл отрубал ей голову, вместо неё отрастало две новых. Как только мы решаем одну проблему, возникает две других, ничуть не проще. Покончим с малярией – надо заниматься СПИДом. Разберёшься с ним – на очереди проблема дефицита питьевой воды, и так далее.
Питьевая вода оказалась невероятной проблемой. Большинство из нас об этом, конечно, не задумывается. Нам только нужно выбрать – открыть кран или купить бутилированную воду. Многие брезгуют водопроводной водой и предпочитают покупную. При этом немалая часть живущих на планете рассталась бы с правой рукой ради воды из-под крана, которой мы гнушаемся, ведь многие расстаются с жизнью, потому что у них нет никакой воды.
В 1982 году бывший посол США Джон Макдональд и бывший помощник секретаря ООН доктор Питер Борн основали организацию Глобал Уотер, согласно данным которой в мире насчитывается более миллиарда мужчин, женщин и детей, которым не хватает питьевой воды. Сейчас это почти каждый седьмой живой человек на планете. Все они в крайне тяжелом положении. Начать с того, что многие из них и так истощены, а грязная вода, которую они вынуждены пить, содержит паразитов, которые попадают в их ослабленные организмы, непрерывно размножаются там и лишают их последних сил и остатков здоровья. По сведениям Глобал Уотер восемьдесят процентов смертельных детских заболеваний вызваны не голодом и отсутствием лекарств, а загрязнённой водой. Каждый день умирает около сорока тысяч человек от болезней, напрямую связанных с нехваткой питьевой воды. Ещё раз: это больше двадцати пяти человек в минуту. Каждую минуту.
Конечно эти проблемы разрешимы. Если я пью минералку, хорошее французское вино, крафтовое пиво или сладкую газировку – что пожелаю, то определённо другие люди, где б они не жили, имеют право пить воду без паразитов. Если честно, я сам тоже не особо задумываюсь над этим. Когда я включаю футбол и собираюсь пропустить пару банок пива, мне нет дела до того, что когда матч закончится, где-то в мире умрёт ещё три тысячи человек из-за того, что им было нечего пить. Но может быть мне стоит задуматься? И попытаться с этим что-то сделать?
В этой книге нет советов, как следует поступить. Достаточно других писателей, куда более способных предложить квалифицированное решение каждой проблемы. Эта книга предлагает повод задуматься не о решении, а о самой проблеме. И проблема, о которой я здесь постоянно твержу, одна: почему? Почему в мире столько боли и страданий? В чём корень этой проблемы? Меня интересует не научное объяснение вопроса, почему комары и паразиты нападают на человека и заражают его болезнями, а богословское и религиозное объяснение страданий этого мира, если Библия права и всё во власти благого и любящего Бога.
У разных библейских авторов, как мы видели, разное объяснение причин страданий. Одни думают, что иногда Бог насылает их в наказание за грехи (это пророки). Другие считают, что люди сами заставляют друг друга страдать (тоже пророки). Третьи полагают, что через страдания Бог замышляет искупление (истории Иосифа и Иисуса). Кто-то думает, что боль и муки служат испытанием верности человека Богу, даже когда для неё нет особого повода (сказка про Иова). Остальные уверены, что нам в принципе не дано знать причин – либо потому, что Всемогущий Бог не желает их сообщать всякой шушере вроде нас (поэтические диалоги Иова), либо потому, что она недоступна пониманию простых смертных (Екклесиаст). Когда я думаю о малярии, о кишащих в воде паразитах или других похожих формах человеческих страданий и смерти, то из всего перечисленного мне ближе всех точка зрения Екклесиаста. Предположение, что Бог наказывает население Африки за их грехи, выглядит злобным абсурдом. И уж конечно это не другие люди насылают на них малярию, и их смерть ничего не искупает, и непохоже, чтобы Бог желал проверить, станут ли они славить его обескровленными губами, корчась в предсмертных муках. Скорее всего, мы просто неспособны понять эти причины.
Впрочем, есть у библейских авторов и другие объяснения, и с ними нам тоже следует ознакомиться. Вероятно, исторически наиболее значимой для развития христианства (а в свое время и для иудаизма) является идея, которую можно встретить в последних написанных книгах Ветхого, а также во многих книгах Нового Завета. Современные учёные называют её апокалиптизмом. Чуть позже я объясню и само название, и общий смысл доктрины. А пока стоит пояснить, откуда она появилась. Установлено, что возникла она среди иудейских мыслителей, разочарованных традиционным для пророков объяснением страданий, посылаемых народу Божию в наказание за грехи. Апокалиптики чётко сознавали, что на долю народа, что пытается следовать воле Божьей, страданий выпадает ещё больше. И им пришлось найти этому своё объяснение.
Tags: god's problem
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments