?

Log in

No account? Create an account

Кое-что о кое-чём

Безмятежное созерцание несоответствия вещей

Previous Entry Share Next Entry
Барт Эрман. Проблема Бога. Гл.6, ч.1
anchoret
anchoret
Наконец добрались до моих самых любимых библейских книг: Иова и Экклезиаста.

Есть ли смысл в страдании?
Книги Иова и Экклезиаста

Каждому довелось испытать страдания и, пока он жив, доведётся ещё не раз. От сломанного ногтя до сломанных костей, от атеросклероза до рака и отказа органов, от состояний излечимых до безнадёжных. Рак забрал моего отца восемнадцать лет назад, в ещё вполне цветущем шестидесятипятилетнем возрасте. Тем летом мы ездили на рыбалку и выглядел он хорошо. Но через полтора месяца он оказался в больнице на своём смертном одре, метастазы пронизали всё его тело, невозможно представить, как плох он стал. Ещё через полтора месяца мучительных болей доктор сказал, что не хочет увеличивать дозировку морфина, чтобы избежать «зависимости» (иногда поражаешься, о чём думают люди), ещё через полтора месяца папы не стало.

А сейчас, много лет спустя, я пишу черновик этой главы в аэропорту, возвращаясь с памятных мероприятий в честь моего друга и коллеги Билла Петерсена, лекцию о котором я читал в Пенсильванском Университете. Он был потрясающим лингвистом и историком Древнего христианства. Рак унёс его на пике карьеры, в возрасте 59-ти лет. Такое может произойти в любое время с каждым из нас. Даже заурядный грипп может уложить нас в постель и заставить себя чувствовать так, словно мир идёт к своему концу, и нам хочется поскорее сдохнуть или мы думаем, что уже помираем.

На самом деле, от гриппа действительно многие умирают. Самая страшная эпидемия гриппа или инфлюэнцы случилась в Америке в 1918 году и, хотя Первая Мировая война затмила его по своей значимости, он унёс гораздо больше солдатских жизней, не говоря уже о мирном населении. Тот грипп убил больше американцев, чем все войны ХХ века вместе взятые. Сначала он появился на военной базе Форт Райли в марте 1918. Доктора приняли его за новый штамм пневмонии, а потом он словно бы сошёл на нет. Но грипп вернулся и яростно обрушился и на военных, и на гражданских. Он пришёл с фронтов Европы, где солдаты разных армий перезаражали друг друга, а потом притащили заразу каждый на свою родину. Произошла мировая эпидемия апокалиптического масштаба.

Симптомы были доселе невиданные. В первую очередь поражались молодые и здоровые люди в возрасте от двадцати до тридцати лет, а совсем юные или совсем старые, а также и совсем ослабленные заболевали гораздо реже. Симптомы проявлялись внезапно и прогрессировали за считанные часы. Лёгкие заполняла жидкость, затрудняющая дыхание, температура резко поднималась до такой степени, что начинали выпадать волосы, люди синели или вовсе чернели, и смерть наступала от удушья, когда скопившаяся лёгочная жидкость совсем не позволяла дышать. Весь ход болезни мог занять полсуток. Ещё за завтраком вы видели человека вполне здоровым, а к ужину он мог уже умереть. Общее число заразившихся было беспрецедентным.

К сентябрю 1918 в Соединенных Штатах умерло двенадцать тысяч человек, и это было только начало. Некоторые армейские подразделения теряли до восьмидесяти процентов личного состава. Президент Вудро Вильсон принимал непростые решения о посылке войск, поскольку знал, что вирус может убить большинство солдат ещё на корабле, прежде чем они достигнут театра военных действий. А на их родине, в больших городах вроде Нью-Йорка и Филадельфии становилось всё хуже: к октябрю 1918 смертность в Нью-Йорке достигла более восьмисот человек в день, в Филадельфии за месяц умерло одиннадцать тысяч. Не хватало гробов, приходилось использовать один по многу раз.

Несмотря на лихорадочные усилия, учёным медикам всё не удавалось получить вакцину (они вообще сначала были уверены, что болезнь имеет бактериальное, а не вирусное происхождение). В конце концов непонятным образом эпидемия прекратилась сама по себе. Но не раньше, чем успела перезаражать большинство людей. За десять месяцев вирус убил 550 тысяч человек в Америке и ещё 30 миллионов во всём остальном мире.

Можно ли как-то объяснить подобную катастрофу? Существует ли ответ на неё в Библии? Многие пытались искать. Может Бог за что-то наказывает этот мир? Некоторые так и думали и молились об отмене наказания. Или это одни люди заставили страдать других? Ходили слухи, что эпидемию устроили немцы, задействовав сверхсекретное химическое оружие. Несло ли это страдание искупительный характер? Часть людей усматривала в нём призыв к покаянию перед Армагеддоном, которым грозил закончится европейский конфликт.

А может, это было что-то ещё. Возможно, произошедшее вообще не имеет отношения к божьему промыслу, обращённому на защиту своего народа или против его врагов. Ведь в человеческой истории было множество таких прецедентов. Так называемая Юстинианова чума в VI столетии была гораздо хуже инфлюэнцы, разразившейся в 1918 году. Она уничтожила до сорока процентов жителей Константинополя, столицы Византийской империи, и чуть ли не четверть всего населения восточного Средиземноморья. А ещё была печально известная Черная Смерть – бубонная чума середины XIV века, истребившая треть всего европейского населения.

Мы прекрасно знаем, что мы не исключение. Несмотря на успехи медицины СПИД по-прежнему является кошмаром для миллионов людей. Цифры, предоставленные международной благотворительной организацией по ВИЧ и СПИДу "Алерт", базирующейся в Великобритании, ошеломляют. С 1981 года во всём мире от СПИДа умерло более 25 миллионов человек. В 2006 около 40 миллионов человек являлись носителями СПИДа и ВИЧ (почти половина из них женщины). В тот год от болезни умерло три миллиона человек, более четырёх миллионов было инфицировано. Даже сейчас, несмотря на всю систему предупреждений, каждый день в мире ВИЧ заражается около шести тысяч молодых людей в возрасте до 25 лет. К настоящему моменту в Африке СПИД оставил сиротами двенадцать миллионов детей. В одной Южной Африке от вируса каждый день умирает более чем по тысяче человек.

Винить в этой эпидемии гомосексуализм и промискуитет не просто неполиткорректно, а неконструктивно и неточно по сути. Если не предохраняться, то болезнь пойдёт дальше, но главный вопрос – откуда она вообще взялась? Разве те, кто из-за СПИДа теперь терзается душевными и физическими муками, более грешны и заслуживают наказания, нежели прочие? Разве Бог наказывает их детей сиротством. Я честно говоря не вижу, какое из ранее рассмотренных библейских объяснений подошло бы к СПИДу, к инфлюэнце 1918-го или бубонной чуме 1330-го гг. Невыносимые боль и страдание здесь явно создаёт не Бог и не другие люди, и нет ничего искупительного в страданиях маленьких детей, не по своей вине столкнувшихся со СПИДом и будущее которых – сплошной кошмар и мучения. Может быть есть какие-то другие объяснения страданиям, охватившим весь мир?

Оказывается, есть, в том числе и в Библии. Самая известная история борьбы человека со страданием рассказана в Книге Иова.

Книга Иова: краткий обзор

Большинство людей, читающих сейчас эту книгу, даже не догадывается, что она написана минимум двумя разными людьми, которые имеют разные, подчас противоположные взгляды на проблему причины человеческих страданий. Важно отметить, что начало и конец книги – написанный прозой рассказ о праведном страдании Иова, чьё терпение вынесло все напасти и было вознаграждено Богом – не соответствуют составляющим её основное содержание поэтическим диалогам, в которых Иов не терпелив, а дерзок, и Бог не вознаграждает его за терпение, а ломает и силой приводит к покорности. Это два разных взгляда на страдание, и чтобы понять книгу в целом, нам придётся понять и оба предложенных в ней посыла по отдельности.

То, как она выглядит сейчас, с прозаическим повествованием и поэтическими диалогами, объединёнными в одну общую историю, вкратце выглядит следующим образом: вначале идёт описание Иова – человека состоятельного и богобоязненного, самого богатого на Востоке. Затем действо перемещается на небеса, где Бог говорит с «сатаной» (еврейское слово в оригинале значит «противник») и препоручает Иова ему. Сатана утверждает, будто Иов богобоязнен лишь потому, что Бог сполна награждает его за благочестие. Бог позволяет сатане отнять у Иова всё, что тот имел: имущество, слуг и детей, а во втором заходе ещё и здоровье. Иов отказывается проклясть Бога за случившееся. К нему приходят трое друзей, чтобы утешить его, но без особого успеха. В течение бесед они убеждают его, что он страдает за свои грехи (т.е. исповедуют «классический» взгляд на страдание, согласно которому грешники получают по заслугам). Иов настаивает на своей невиновности и умоляет Бога позволить ему предстать пред ним на суд. После всех диалогов между друзьями, которые занимают основной объём книги, Бог наконец предстаёт пред Иовом и ошеломляет его своим величием, насильно вынуждая того согласиться, что он, Бог, не должен ничего объяснять Иову, простому смертному. Иов раскаивается в своём желании апеллировать к Богу. В эпилоге, где поэтика меняется обратно на прозу, Бог одобряет Иова за его праведное поведение и проклинает его друзей за их слова. Он возвращает Иову его прежние богатства и даёт ещё большие, наделяет новым выводком детей, Иов доживает свою жизнь в достатке и благоденствии, и умирает в преклонном возрасте.

Некоторые основные нестыковки между прозаической частью (начало и конец, всего менее трёх глав) и поэтическими диалогами (почти сорок глав) очевидны даже по этому краткому пересказу. Два источника, соединённых в один текст, давший конечный продукт, написаны в разных жанрах: народная сказка в прозе и поэтический ряд диалогов. Оба источника отличаются по стилю написания. Более тщательный анализ показывает, что божественное существо по-разному называется в прозе (где используется имя Яхве) и в поэзии (где божество именуется Эль, Элоах и Шаддай). Ещё удивительнее, что сам Иов по-разному описывается в обеих частях: в прозе он терпеливый страдалец, в поэзии держится вызывающе и никак не терпеливо. Соответственно, в прозе он удостаивается похвалы, а в поэзии выговора. Более того, сказка в прозе показывает, что Бог относится к людям в соответствии с их добродетелями, а вся поэтическая часть говорит, что он не только так не делает, но и не обязан так делать. Наконец, и для нас наиболее важно, отличается взгляд обеих частей на причину страданий: в прозаическом повествовании страдание является испытанием веры, а в поэтическом причина остаётся необъяснимой и непостижимой загадкой.

Таким образом для адекватного восприятия книги Иова нам следует разглядеть обе заявленные части по отдельности и более подробно рассмотреть их объяснения страданий невинных людей.

  • 1
Ну наконец-то! Я все недоумевал, почему Эрман так долго топтался на малозначащих (с точки зрения страданий) книгах, а Иова игнорировал. Вот теперь пойдет потеха!

Надо вступления писать в конце книги....

Ну, как по мне, так не и надо их писать и вовсе, но их же все пишут и пишут.

Вообще, как-то, чем дальше тем больше понимаю, что - смотришь в книгу (Иова), видишь фигу, в смысле, что я ее как-то... не то чтобы понимаю.
(Козырев - наше всё; и кто-то ещё - наше всё.)

Правда, сейчас впечатление, что Козырев собственно с библеистикой знаком был шапочно. Но писал зажигательно, без спору.

:) Ага...

Кто-то был еще талантливый, кто тоже хорошо про Иова писал...

Вы, может не в курсе, что организация AVERT называется, в оригинале опечатка.

Теперь в курсе. Спасибо.

  • 1