?

Log in

No account? Create an account

Кое-что о кое-чём

Безмятежное созерцание несоответствия вещей

Previous Entry Share Next Entry
Барт Эрман. Проблема Бога. Гл.5, Ч.5
anchoret
anchoret
Спасение, приходящее через отвержение

Смерть Иисуса, конечно, является в Новом Завете самым очевидным примером искупительного страдания, но есть и другие примеры, некоторые из которых касаются преследования и отторжения ранних христиан.

Книга Деяний святых Апостолов, будучи самой ранней историей христианской церкви, была написана где-то в конце первого столетия (часто её датируют 80-85 гг. н.э.) тем же автором, что написал и Евангелие от Луки. Ученые традиционно называют его Лукой, хотя его работы анонимны и есть серьёзные поводы сомневаться, что именно он был тем врачом из обращённых язычников, что сопровождал Павла в его путешествиях. Но надо признать, что Павел был его главным героем – книга Деяний, повествующая о распространении христианства по Средиземноморью, практически на две трети посвящена миссионерской деятельности Павла. (Некоторые вещи, которые он говорит об учении и путешествиях Павла, противоречат тому, что сообщает в своих посланиях сам Павел; это одна из причин думать, что Деяния не были написаны спутником Павла).

Представление о том, что Бог способен обратить зло во благо, стоит за многими из сюжетов книги Деяний, в которых повествуется о миссионерской деятельности ранней христианской церкви. Ещё до появления в книге Павла (он обращается из гонителей церкви в девятой главе) христиане не раз показаны за проповедью Бога, радикально претворяющего человеческие злодеяния во что-то хорошее. Постоянной темой апостольских поучений является ответственность иудеев за смерть Иисуса (понятно, что звучало это анти-иудейски). Бог же сделал по-своему и воскресил его. Так что люди должны раскаяться в содеянном и снова обратиться к Богу. Короче говоря, такая плохая вещь, как отвержение Иисуса, может дать весьма хороший результат – спасение, хотя и через страдание. Этот взгляд ясно выражен в речи, вложенной в уста апостола Петра:

Мужи Израильские! … Бог Авраама и Исаака и Иакова, Бог отцов наших, прославил Сына Своего Иисуса, Которого вы предали и от Которого отреклись пред лицом Пилата, когда он полагал освободить Его. Но вы от Святого и Праведного отреклись и просили даровать вам человека убийцу, а Начальника жизни убили. Сего Бог воскресил из мертвых, чему мы свидетели. (Деян 3:12-15)

Лука показывает, что Бог разворачивает ситуацию в противоположную сторону и через страдание дарует искупление.

Эту же тему Лука более тонко развивает в своём повествовании о преследовании христиан. В самом начале книги Деяний он рисует сцену, в которой уже воскресший, но ещё не вознесшийся Иисус заповедует своим ученикам быть его «свидетелями в Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии и даже до края земли» (Деян 1:8). Вы можете решить, будто его ученики приняли данное указание близко к сердцу и принялись путешествовать, рассказывая каждому встречному благую весть о воскресении. Ничего подобного, во всяком случае сначала. Да, они начали обрастать сторонниками, причём в большом количестве. Говорится, что тысячи иудеев в Иерусалиме стали их последователями. Но это происходило только там, где апостолы сидели в окружении своих приверженцев и ровно до тех пор, пока их не выгнали из города.

Разумеется, гонения влекут за собой кучу неприятных последствий – бегство, аресты, даже казни – в Деяниях говорится об этом. Но у автора книги есть определённый богословский взгляд на развитие ранней христианской миссии, подразумевающий особый смысл в тех страданиях, что обрушились на апостолов. В частности, Лука полагает, что вся миссия осуществлялась по воле Божьей и под водительством Святого Духа, так что никакие препятствия были не в силах помешать ей. В сущности, всё произошедшее лишь помогло делу проповеди. Когда апостолы Петр и Иоанн оказались сначала под стражей и пред лицом суда иудейских старейшин, а затем вновь на свободе за недостатком улик в пользу их прегрешений, то все ученики принялись проповедовать с ещё большим воодушевлением (гл.4). Когда чинивших беспокойства апостолов арестовали, побили и снова выпустили, они пошли «радуясь, что за имя Господа Иисуса удостоились принять бесчестие» и стали проповедовать ещё энергичнее (Гл.5). Когда первомученика Стефана забили камнями насмерть, сочтя его апологию Иисуса богохульной (Гл.7), он умер с молитвой на устах. Бывшего при этом правоверного иудея Саула из Тарса мы через две главы увидим самого обратившимся в христианство из его прежнего гонителя.

Здесь самое примечательное, что христиане рассеялись по всей Иудее и Самарии лишь после того, как в Иерусалиме на них воздвигли великое гонение (Деян 8:1). Иными словами, вместо того, чтобы прихлопнуть христианскую миссию, её гонители своими действиями лишь вынудили последователей Иисуса сделать именно то, что тот им и наказал: нести благую весть за пределы Иерусалима в другие области Иудеи и дальше на север, в Самарию. Страдания, причинённые уверовавшим, привели к выполнению миссии. Таким образом Лука показывает, что нет худа без добра и страдание может оказаться спасительно.

Та же тема объединяет сюжеты о миссионерской деятельности Павла. По мысли автора книги миссия должна была распространяться не только географически, но и этнически: Христос спас не только евреев, но вообще всех людей, как иудеев, так и язычников. Но как новой религии удалось преодолеть разделение, как она смогла превратиться из просто иудейской секты, объединявшей еврейских последователей Иисуса, в религию, объединившую иудеев с язычниками? Согласно Луке, в немалой степени это произошло потому, что иудеи сами отвергли христианских миссионеров, так что тем поневоле пришлось обратиться с проповедью к внешнему миру. Автор очень ясно говорит об этом в нескольких местах, но особенно отчётливо в тринадцатой главе, где Павел обращается с длинным поучением в синагоге к иудейской общине города Антиохии Писидийской (в Малой Азии).

В следующую субботу почти весь город собрался слушать слово Божие. Но Иудеи, увидев народ, исполнились зависти и, противореча и злословя, сопротивлялись тому, что говорил Павел. Тогда Павел и Варнава с дерзновением сказали: вам первым надлежало быть проповедану слову Божию, но как вы отвергаете его и сами себя делаете недостойными вечной жизни, то вот, мы обращаемся к язычникам. … И слово Господне распространялось по всей стране. (Деян 13:44-49)

Когда иудеи устроили гонения против апостолов, те пошли проповедовать в другие земли, а потом всё дальше и дальше. Отвержение вкупе с гонениями послужило распространению евангелия. Согласно автору книги Деяний, Бог обратил зло во благо.

А что думал на сей счёт сам Павел?

Отвержение и спасение в посланиях Павла

Я уже говорил, что если внимательно посмотреть на то, как у Павла слова сочетались с делом, то станет заметно, что книга Деяний не всегда согласуется с посланиями Павла. Когда он сам описывает свою миссионерскую деятельность, то никогда не упоминает, чтобы в городах, куда он приходил, он шел проповедовать в местные синагоги. И никогда не говорит, чтобы шёл к язычникам только после того, как его проповедь отвергали иудеи. Похоже, что личное представление Луки о миссионерстве может отличаться от исторической действительности. Ведь в действительности миссия Павла изначально была нацелена на язычников и пресловутое отвержение иудеями он испытывал, когда последние неблагосклонно относились к его заявлению, что наследниками обетований, данных Богом патриархам древности, были уверовавшие в Иисуса язычники, а не иудеи – потомки Авраама. И когда иудеи отвергали проповедь Павла о том, что лишь смерть Иисуса оправдывает человека пред Богом, Павел порою распалялся. Вот как он говорит в своём первом сохранившемся послании:

Ибо вы, братия, сделались подражателями церквам Божиим во Христе Иисусе, находящимся в Иудее, потому что и вы то же претерпели от своих единоплеменников, что и те от Иудеев, которые убили и Господа Иисуса и Его пророков, и нас изгнали, и Богу не угождают, и всем человекам противятся, которые препятствуют нам говорить язычникам, чтобы спаслись, и через это всегда наполняют меру грехов своих; но приближается на них гнев до конца. (1 Фес 2:14-16)

С исторической точки зрения это довольно интересная, но совершенно понятная ситуация. Павел учил, что распятый Иисус посланным Богом мессией, призванным спасти мир. Для большинства иудеев это учение выглядело нелепо. А многие современные христиане не могут понять, в чём была загвоздка. Разве Ветхий Завет не говорит о страдающем мессии? Разве не распятие описывает он 22-м Псалме и 53-й главе Исаии, и разве не на Иисусе это сбылось? Разве мессия не должен был быть распят и воскреснуть? Почему иудеи не в состоянии понять, что мессией был Иисус?

Многих христиан всё это заставляет недоумевать, хотя не должно бы. Ведь на самом деле, если просто прочитать написанное в 22-м псалме и 53-й главе Исаии, как мы здесь уже обсуждали, там нигде нет слова «мессия». Античные иудейские читатели никогда не считали, что эти отрывки говорят о мессии. Они могли говорить о ком-то, кто дорог Богу и кто ужасно пострадал, но это не был мессия. Почему? Потому что мессия должен был не страдать и умирать, а окруженный славой править миром.

Термин «мессия» происходит от еврейского слова «мошиах», означающего «помазанник». Греческий эквивалент термина – слово «христос», ставшее вторым именем Иисуса. Иногда мне даже приходится напоминать студентам, что изначально оно им не было. Все словно забыли, что Иисус Христос не родился от Иосифа и Марии Христос. «Христос» - это перевод слова «мессия», так что когда мы произносим «Иисус Христос», то буквально говорим «Мессия Иисус». Но почему будущего избавителя называли «помазанником»? По всей видимости потому, что правителей древнего Израиля при возведении их в царское достоинство помазывали маслом в знак особой Божьей благодати, изливавшейся на них (см. 1 Цар 10:1, 16:12-13). Многие иудеи ожидали видеть мессию богоданным царём, чьё правление Израилем, подобно царю Давиду, будет мирным, счастливым и процветающим, без войн и конфликтов с другими народами.

Другие евреи представляли себе мессию иначе. Они видели будущего правителя вселенским судией, посланным с неба судить все концы земли, пришедшем поразить врагов Божьих дарованной ему сверхъестественной силой. А были и такие, что мечтали о будущем правителе, как о великом человеке Божьем и священнике, получившем от Бога истинное понимание его Закона, в согласии с которым он и будет править Израилем.

Несмотря на разнообразие представлений о мессии среди различных групп иудеев, все сходились в одном – это должна быть грандиозная фигура, исполненная величия и силы, личность, которую Бог избрал и которой благоволит. А кем был Иисус? Распятым преступником. Большинству иудеев и в голову не могло прийти назвать его мессией. Он не собрал армию, не изгнал римлян, не воздвиг в Иерусалиме свой трон. Очевидно, что он не сошёл с неба в блеске и сиянии славы, дабы низвергнуть врагов Божиих. Не он поразил врагов, а враги его раздавили. Он испытал самую унизительную и мучительную смерть, какой только враги могли его подвергнуть, смерть, предназначенную для отбросов общества. Иисус представлял собой полную противоположность сложившимся представлениям о мессии.

Павел полностью отдавал себе отчёт в существовании данной проблемы. Он называет распятие Иисуса «соблазном», то есть «камнем преткновения» для иудеев (1 Кор 1:23). Но как мы уже говорили, для самого Павла Иисус был подлинным мессией не вопреки его распятию, а именно благодаря ему. Он понёс на себе проклятие Закона (поскольку был повешен на древе), но поскольку он был избранником Божьим, то понёс проклятие не за свои грехи, а за грехи людские. Благодаря его распятию человек избег проклятия закона и освободился от власти греха, отделявшей его от Бога. Павел видит в Иисусе мессию не в узко политическом, а в глубоко духовном смысле. Он тот избранник Божий, что оправдал людей пред Богом.

Но большинство иудеев на это не купилось, что стало для Павла причиной сердечных мук. Как он сам говорит, «великая для меня печаль и непрестанное мучение сердцу моему: я желал бы сам быть отлученным от Христа за братьев моих, родных мне по плоти…» (Рим 9:2,3). Павел скорее желал бы, чтобы Бог отвернулся от него, нежели видеть отвернувшимися от Бога своих соотечественников, иудеев. С его точки зрения, отвергнув Иисуса, иудеи отвергли самого Бога, и это заставляло его глубоко страдать.

Однако даже здесь страдание может стать причиной для радости, поскольку в конце концов Павел находит объяснение, почему иудеи отвергли мессию Иисуса. Это объяснение изложено довольно замысловатым образом в одиннадцатой главе Послания к Римлянам. Здесь Павел ещё раз подтверждает свою веру в то, что благовестие Христово несёт спасение всем людям, как иудеям, так и язычникам. Почему же иудеи отвергли благую весть? Павел считает, что это открывает дорогу к ней язычникам. А в чём заключена хитрость? Аргумент Павла может показаться странным, но он считает, что иудеи испытают ревность к язычникам, ставшим частью народа Божия (Рим 11:11) Так что «ожесточение произошло в Израиле отчасти, до времени, пока войдет полное число язычников; и так весь Израиль спасется» (Рим 11:25,26). Иными словами, хотя Павел и печалится о своих ещё не уверовавших соотечественниках, он рассчитывает, что Бог уготовал им лучшую долю. Из ревности иудеи в конце концов войдут во врата спасения и так спасётся весь мир. Если и происходит что-то плохое, Бог всё равно обратит это во благо.

  • 1
"Разве не распятие описывает он 22-м Псалме" Если перевод предназначен для жителей бывшего СССРа, то все-таки 21 псалом. Если переводчик не решается искажать текст автора, то хотя бы сноску нужно сделать

Вы правы, я просто пропустил этот момент. Ранее в тексте я раз тридцать корректировал ссылки в соответствии с нашей рубрикацией (в том числе и в этом псалме), так что переводчик таки решается «искажать» текст. )

Edited at 2018-11-28 07:20 am (UTC)

Хотя написание "мошиах" встречается, оно как-то режет глаз. Я бы все же писал "машиах".

Может так и сделаю, надо подумать. «Деус экс машиах» хорошее название для чего-нибудь!

  • 1