Кое-что о кое-чём

Безмятежное созерцание несоответствия вещей

Previous Entry Share Next Entry
Барт Эрман. Проблема Бога. Гл.1, Ч.4
anchoret
anchoret
Задолбали его постоянные самоповторы, как будто он накручивает объем публикации. Кроме того, по части аргументации своих идей Эрман здесь мне кажется ниже критики. Их подача очень слабая - американцы, всё-таки, инфантилы. А за то, что он перечисляет наряду "нацистскую Германию" и "сталинский Советский Союз", я считаю, у нас вообще сажать пора, как в иных странах за отрицание Холокоста. Разошлись, панимаишь. Ну и, конечно, как современному американскому либералу обойтись без упоминания ЛГБТ.
Впрочем, сути это мало касается.


Так или иначе, к большому удивлению моих учеников оказалось, что стандартное объяснение страдания тем, что Бог наделил людей свободной волей, а те неудачно воспользовались данной им свободой, в библейской традиции играет весьма незначительную роль. Библейские авторы не задумывались о возможности отсутствия свободной воли. Конечно, они не знали о роботах или любых других машинах, делающих то, на что они запрограммированы. Но помимо свободной воли у них было много других объяснений, почему люди страдают. Цель нашего курса состояла в том, чтобы обсудить эти объяснения, оценить их и попытаться понять, возможно ли вообще какое-либо решение проблемы.

На самом деле, некоторые проблемы действительно легко объяснить происхождением страдания от свободной воли. Да, можно объяснить политические интриги противоборствующих сил в Эфиопии (или в нацистской Германии, или в сталинском Советском Союзе, или в древнем Израиле и Месопотамии) тем, что люди плохо справились с предоставленной им свободой. Но как можно объяснить засуху? Когда она наступает, то не потому, что кто-то решил отменить дождь. Или как объяснить ураган, разрушивший Новый Орлеан? Или цунами, убивающее за ночь сотни тысяч? Или землетрясения, оползни, малярию, дизентерию? Список можно продолжать. Более того, утверждение, что за всеми страданиями стоит свободная воля, всегда выглядело несколько проблематично, по крайней мере для тех, кто задумывался. Ведь большинство людей, верящих в данную Богом свободу, также верит и в загробную жизнь. Мы полагаем, что у людей в загробной жизни все еще будет свободная воля (они же там не станут роботами, правильно?). И все же, мы полагаем, страданий тогда не будет. Но откуда люди знают, как реализовать свободную волю на небесах, если они не знают, как реализовать ее на земле? В самом деле, если Бог дал людям великий дар – свободу воли, то почему он не дал им достаточно разума, чтобы позволить жить всем вместе счастливо и мирно? Вы не можете говорить, что он не мог этого сделать, если вы утверждаете, что он всемогущий. Кроме того, если Бог иногда вмешивается в ход истории, чтобы воспрепятствовать чьему-то проявлению свободной воли – например, когда во время Исхода он погубил египетское воинство (принявшее свободное решение подавить израильтян), или когда во времена Иисуса он накормил народ (людей, решивших сходить в пустыню послушать проповедь, не захватив в дорогу еды), или когда он противодействует злой воле римского наместника Пилата, пожелавшего уничтожить Иисуса, и воскрешает того из мертвых, если он иногда вмешивается, чтобы противостоять свободной воле, почему бы ему не сделать это еще раз? Или, чего уж там, почему не делать это постоянно?

В итоге придётся сказать, что ответ представляет собой тайну. Мы не знаем, почему свобода воли работает так хорошо на небесах, но не на земле. Мы не знаем, почему для осуществления свободной воли Бог не даёт достаточно ума. Мы не знаем, почему он иногда нарушает свободу волеизъявления, а иногда нет. И это представляет собой проблему, потому что если в итоге мы решаем, что ответ является тайной, то это уже не ответ. Это признание, что ответа нет. «Решение» проблемы через свободную волю в конечном итоге приводит к заключению, что это всё тайна.

Оказывается, это одно из распространенных заключений, к которым подводит Библия. Мы просто не знаем, почему существуют страдания. Но другие заключения в Библии по данному вопросу распространены ничуть не меньше, вернее, распространены еще больше. Я хотел, чтобы моя группа в Ратгерсе изучила их все, посмотрела, что библейские авторы об этом думали, и оценила сказанное ими.

Основываясь на своем опыте ведения курса, по его окончании я решил, что хочу написать книгу об этом, об исследовании страдания и библейского ответа на него. Но чем больше я думал об этом, тем лучше понимал, что ещё не готов писать об этом. В то время мне было всего тридцать лет и, хотя я кое-что повидал, мне было понятно, что этого недостаточно. Такая книга требует многолетних размышлений, более богатого жизненного опыта и более глубокого понимания жизни.

Сейчас я на двадцать лет старше, и всё ещё не могу сказать, что готов. Конечно, я повидал за эти годы намного больше. Я сам пережил намного больше боли и видел боль и страдания других, иногда крупным планом: разбитые семьи, разрушенное здоровье, рак, забирающий близких в расцвете сил, самоубийство, врожденные заболевания, погибших в автокатастрофах детей, бездомность, психические болезни – вы можете составить свой собственный список из своего опыта последних двадцати лет. И я много читал: про геноциды и этнические чистки не только в нацистской Германии, но и в Камбодже, Руанде, Боснии, а теперь и Дарфуре; про теракты, массовый голод, древние и нынешние эпидемии, про сель, одним махом убивший тридцать тысяч колумбийцев, про засухи, землетрясения, ураганы, цунами.

И всё же, даже с дополнительным багажом двадцатилетнего пережитого опыта и размышлений, я могу оказаться не готов написать книгу. Но я предполагаю, что и ещё через двадцать лет я буду чувствовать то же самое, поэтому всё же решил написать её сейчас.

Как я уже говорил, основная цель данной книги – исследовать библейские ответы на проблему страдания. Считаю эту задачу важной по ряду причин:

1. Многие обращаются к Библии как к источнику утешения, надежды и вдохновения. Даже для тех людей, которые этого не делают, Библия лежит в основе западной культуры и цивилизации, формируя наш образ мыслей о мире и своём месте в нём (как мне кажется, это верно для всех нас, верующих и неверующих; Библия влияет на наше мышление в большей степени, чем мы склонны ей позволять).
2. Библия предлагает много различных объяснений причины страдания в мире.
3. Многие из этих объяснений противоречат друг другу и тому, что думает большинство наших современников.
4. Большинство людей – будь то верующие библейской традиции или обычные люди с улицы (может, и имеющие смутное уважение к Библии, но не из числа её приверженцев) – не имеет представления о том, какие именно объяснения страданий даёт Библия.

За эти годы я разговаривал со многими людьми о проблемах, связанных со страданиями, и меня поражает их реакция. Многие люди, честно говоря, просто не хотят говорить об этом. Для них говорить о страданиях – это всё равно что говорить о туалетных привычках. Они есть, и их нельзя избежать, но это не то, что может быть на вечеринке предметом разговора за рюмочкой. Есть другие люди, и таких немало, которые смотрят на проблему просто и снисходительно, и вообще особо на ней не сосредотачиваются. Мне кажется, их много и среди тех, кто читает эту первую главу. Когда я продолжаю говорить обо всех этих страданиях, происходящих в мире, у них возникает соблазн написать мне электронное письмо, чтобы объяснить их причину (это из-за свободной воли, страдания призваны сделать нас сильнее, Бог иногда испытывает нас, и так далее). Другие люди, в том числе некоторые из моих прекрасных друзей, понимают, почему лично я считаю это религиозной проблемой, но не считают ее проблемой для себя. В своей самой тонкой форме (а для этих друзей все чрезвычайно тонко) их мнение заключается в том, что религиозная вера не является интеллектуальной системой, объясняющей всё. Вера – это тайна и переживание божественного в мире, а не решение множества проблем.

Я глубоко уважаю эту точку зрения и порой хотел бы разделять её, но уже не могу. Бог, в которого я когда-то верил, в этом мире действовал. Он спас израильтян от рабства, он послал Иисуса для спасения мира, он отвечал на молитву, он помогал своему народу, когда тот был в отчаянной нужде, он активно участвовал и в моей жизни. Но в такого Бога я верить больше не могу, потому что, судя по творящемуся в мире, он не вмешивается ни во что. Могут возразить, что он вмешивается в сердцах страждущих, принося им утешение и надежду в их тяжёлой нужде. Мысль достойная, но насколько я вижу, это совсем не так. Подавляющее большинство людей, умирающих от голода, малярии, или от СПИДа, не чувствует никакого утешения или надежды вообще, тело испытывает агонию, а душа – одиночество и мучительную тоску. Снисходительный ответ на это гласит, что будь у них вера, они бы чувствовали иначе. Я не думаю, что это так. Оглядитесь вокруг!

Как бы то ни было, главная цель этой книги – изучение библейских объяснений причины страдания. Надо посмотреть, что они собой представляют, определить, чем они могут быть полезны для мыслящих людей, пытающихся в реальной жизни справиться со своими или чужими страданиями, и оценить их адекватность в свете реалий нашего мира. Как я уже сказал, для многих читателей Библии является неожиданностью то, что некоторые из этих объяснений не соответствуют их ожиданиям, а некоторые противоречат друг другу. Я постараюсь показать, например, что книга Иова имеет два набора объяснений проблемы – один находится в начале и конце самой истории Иова, другой – в диалогах между Иовом и его друзьями, которые занимают большую часть текста. Эти две точки зрения противоречат друг другу. Более того, обе точки зрения отличаются от взглядов пророков. А пророческое объяснение, прослеживаемое на протяжении большей части Ветхого Завета, противоречит взглядам иудейских «апокалиптиков», таких как Даниил, Павел и даже Иисус.

Мне кажется важным понимать, что Библия имеет широкий спектр ответов на проблему страдания, потому что такое понимание обнажает проблему представления о Библии, как о книге, имеющей один простой ответ на каждый вопрос. Многие люди в нашем мире подходят к Библии, как к шведскому столу, выбирая лишь то, что подходит им и их взглядам, не признавая, что Библия представляет собой чрезвычайно сложное и замысловатое переплетение взглядов, ракурсов и идей. Например, в нашем мире есть миллионы людей, страдающих из-за социального отчуждения по причине своей сексуальной ориентации. Отчасти это социальное отчуждение происходит из среды простых библейских верующих, которые уверены, что гомосексуальные отношения осуждаются в Писании. Как оказалось, это дискуссионный вопрос, по которому серьезные ученые имеют разные мнения. Но кроме того, осуждение гомосексуальных отношений по принципу «потому что Библия это осуждает» – это тот самый случай, когда люди предпочитают принять те части Библии, которые их устраивают, и игнорируют все остальное. Ведь там же, где в Библии осуждаются однополые отношения, также требуется, например, до смерти забивать камнями своих детей за непослушание, казнить любого, кто работает в субботу или ест свинину, и осуждать каждого, кто носит рубашку из смешанной ткани. Ни один из этих законов не важнее других – все они являются частью библейского закона. Тем не менее, в некоторых частях общества гомосексуальные отношения осуждаются, при том, что есть сэндвич с ветчиной во время обеденного перерыва в субботний рабочий день считается вполне приемлемым.

Поэтому важно видеть, что говорит Библия в целом, и не притворяться, что она умалчивает о чём-то, что противоречит чьей-то собственной точке зрения. Оценки требует всё, о чём говорит Библия. Здесь речь не о том, чтобы выставлять себя Богом, определяя, что является божественной истиной, а что нет, но о том, чтобы использовать свой разум для должной оценки сказанного библейскими авторами, будь то вопросы страданий, сексуальных предпочтений, работы в выходные дни или кулинарного и портняжного выбора.

Сказав это, я должен подчеркнуть, что цель книги не состоит в том, чтобы убедить вас, мой читатель, разделить мою точку зрения на страдание, Бога или религию. Я не заинтересован в том, чтобы уничтожать чью-либо веру или лишать людей их религии. Я не собираюсь никого убеждать стать агностиком. В отличие от других недавних писателей агностиков и атеистов, я не думаю, что когда дело доходит до важных жизненных вопросов, то каждый разумный и мыслящий человек в конце концов увидит вещи по-моему. Но я знаю, что многие мыслящие люди думают о страданиях. Это в немалой степени потому, что все мы страдаем, и многие из нас страдают сильно. Даже те из нас, кто хорошо обеспечен, хорошо образован, о которых хорошо заботятся – даже мы можем испытывать профессиональное разочарование и неожиданную безработицу, потерять средства к жизни, здоровье, ребенка; мы можем получить рак, сердечные заболевания или СПИД; все мы в конечном итоге страдаем и все умрём. Об этих вещах стоит думать, и при этом стоит посмотреть, как другие думали о них до нас – в данном случае те, кто составил книги, ставшие Библией, самой продаваемой книгой всех времен и книгой, лежащей в основе нашей цивилизации и культуры.

Моя цель в том, чтобы помочь людям думать о страданиях. Конечно, об этом уже написано много книг. Но на мой взгляд, многие из этих книг либо интеллектуально неудовлетворительны, либо морально обанкротились, либо практически бесполезны. Некоторые из них пытаются дать легкий или легко усваиваемый ответ на вопрос, почему люди страдают. Для людей, которые предпочитают легкие ответы, эти книги могут быть полезны. Но людей, которые пытаются разобраться с жизненными вопросами всерьёз и вовсе не находят простые ответы удовлетворительными, такие книги просто раздражают и действуют им на нервы, а пользы от них никакой. Тем не менее, о страдании написано много примитивного шлака. Время идёт, но благочестивые или снисходительные (и при этом невообразимо старые) ответы по-прежнему хорошо продаются.

Другие книги, на мой взгляд, нравственно сомнительны, особенно те, что написаны интеллектуальными богословами или философами, которые разбирают вопрос о зле абстрактно, пытаясь дать интеллектуально удовлетворительный ответ на вопрос теодицеи. То, что я нахожу нравственно отвратительным во многих таких книгах, это их бесконечная отдаленность от реальной боли и страданий, происходящих в нашем мире. Они рассматривают зло как «идею», а не как опытную реальность, которая рвёт на куски человеческую жизнь.

Эта книга и не даст простого ответа, и не станет применять философский подход, со всеми его сложными интеллектуальными концепциями и труднопонимаемыми утверждениями, использующими мудрёную эзотерическую лексику. Предмет моего интереса здесь ограничен некоторыми древними и традиционными размышлениями о зле, найденными в основополагающей литературе иудео-христианской традиции.

Будут рассмотрены следующие вопросы:
Что говорят о страдании библейские авторы?
Они дают одно объяснение или много?
Какие из их объяснений противоречат другим и какое это имеет значение?
Как мы, жители двадцать первого века, может оценить эти объяснения, данные в различных контекстах много столетий назад?
Я надеюсь, что глядя на древние тексты, составившие Библию, мы получим новые силы для более ответственной и сознательной борьбы с проблемами, которые они поднимают, коль скоро предметом наших размышлений является один из самых насущных и мучительных вопросов человеческого существования: почему мы страдаем.


А я на днях отбываю, и за отсутствием дорожного ноута дальнейший перевод, скорее всего, подвиснет на месяц.

  • 1
"Некоторые из них пытаются дать легкий или легко усваиваемый ответ..."

М.б., "...простой или лекго усваиваемый"?

У автора двойное easy, но если правда режет слух, то поменять не проблема )
ЗЫ. Да, поменял на "простой" там и дальше

Edited at 2018-02-23 10:23 pm (UTC)

спасибо за продолжение!

читаю как раз Гарольда Кушнера

скажите, а как Вы решаете вопросы с правообладателями?

Никак не решаю, потому что у них нет ко мне вопросов. Появятся - будем решать. )

опять спасибо

хотя после вашей вводной самоповторы бьют в глаза, конечно.

"Но помимо свободной воли у них было много других объяснений, почему люди страдают. Цель нашего курса состояла в том, чтобы обсудить эти объяснения" очень много "объяснений" Чтобы обсудить это/разобрать эти объяснения --??

Я ещё как-то играю с ответами-объяснениями-решениями. У Эрмана же вообще только одно слово - answer, что в русском варианте было бы совсем невыносимо. Но я поиграю ещё. )

Буду ждать дальнейших переводов. Спасибо!

«Да, можно объяснить политические интриги противоборствующих сил в Эфиопии...»
Странно, что первым примером страдания приводятся политические интриги как таковые. Может быть, там есть какое-то указание, что в результате у холопов чубы трещат?

«Или цунами, убивающее за ночь сотни тысяч?»
Я бы вставил «одну».

«египетское воинство (принявшее свободное решение подавить израильтян)»
Подавляют, мне кажется, обычно действия или на худой конец организации.

«Бог, в которого я когда-то верил, в этом мире действовал.»
Насколько я понял, там в оригинале past perfect и имеется в виду, что Бог действовал в прошлом. Но сейчас в переводе прошедшее «верил» сливается с прошедшим «действовал».

«он вмешивается в сердцах страждущих»
Странная формулировка (во что вмешивается в сердцах? или вмешивается в сами сердца?), но не очень представляю, как её улучшить.

«В отличие от других недавних писателей агностиков и атеистов»
Недавние писатели — странно. Что-нибудь типа «недавно писавших агностиков...»?

«Но я знаю, что многие мыслящие люди думают о страданиях»
Лучше бы «размышляют», а то это можно понять как «я знаю, что же они думают».

«использующими мудрёную эзотерическую лексику»
Слово «эзотерическое» у нас, по-моему, слишком прочно ассоциируется с магией-шмагией. Может быть, перевести описательно (типа «понятную только посвящённым).

«найденными в основополагающей литературе иудео-христианской традиции»
Если это только о Библии, то, хоть она и «Книги», всё-таки собирательным словом её не назовёшь. Памятник литературы, может, или просто источник.

«Как мы, жители двадцать первого века, может оценить эти объяснения»
Опечатка: можем.

Спасибо, я подумаю над этим, как вернусь к тексту.

Я понимаю так. Правильная мышь радуется, а не страдает, когда её ест кот. В Вечности кот будет её есть постоянно. Если мышь не научилась радоваться, для неё это будет ад.

Если её ест правильный кот, то мышь не успевает обрадоваться.

Почему это? В Вечности нет времени. Кот должен питаться мышами, так уж заведено. Если кот привык к сухому кошачьему корму, горько ему придётся в Вечности...

  • 1
?

Log in

No account? Create an account