Кое-что о кое-чём

Безмятежное созерцание несоответствия вещей

Previous Entry Share Next Entry
Барт Эрман. Проблема Бога. Гл.1, Ч.2
anchoret
anchoret

Я знал, что за словами этой искренней и благонамеренной молитвы скрывалась самая суть библейского послания. Для авторов Библии Бог, создавший этот мир, есть Бог любви и могущества, который вступается за верных ему, чтобы избавить их от боли и печали, и даровать им спасение – не только в мире грядущем, но и в этом мире, где мы живем сейчас. Это Бог патриархов, который отзывался на их молитвы и творил чудеса для своего народа; это Бог исхода из Египта, который спас свой страдающий народ от горечи рабства; это Бог Иисуса, который исцелял больных, давал зрение слепым, ставил калек на ноги и насыщал голодавших. Где этот Бог теперь? Если он сошёл во тьму и всё изменил, почему всё осталось без изменений? Почему больные по-прежнему страдают от невыносимой боли? Почему дети по-прежнему рождаются с врождёнными дефектами? Почему маленьких детей похищают, насилуют и убивают? Откуда эти засухи, заставляющие миллионы голодать, ужасно и мучительно жить, чтобы потом также ужасно и мучительно умереть? Если Бог вмешался и спас воинства Израиля от их врагов, почему он не вмешается сейчас, когда полчища варваров и садистов беспощадно громят и сметают целые деревни, города и даже страны? Если Бог трудится в этой тьме, насыщая голодных чудесным умножением хлебов, то почему один ребёнок – просто ребёнок! – умирает от голода каждые пять секунд? Каждые пять секунд.

«Ты сошёл во тьму и всё изменил. Сойди же во тьму снова». Да, я хотел бы присоединиться к этой молитве, верить этой молитве, посвятить всего себя этой молитве. Но я не мог. Тьма слишком глубока, страдание слишком сильно, божественная безучастность слишком очевидна. За то время, что шла служба в Рождественский сочельник, в мире больше семисот детей умерло от голода, ещё двести пятьдесят из-за грязной питьевой воды и ещё около трёхсот человек умерло от малярии. Не говоря о тех, кто был изнасилован, искалечен, подвергнут пыткам, расчленён и убит. Не говоря ни о невинных жертвах индустрии торговли людьми, ни о тех, кто по всему миру страдает от нищеты, ни об обездоленных гастарбайтерах в нашей собственной стране, ни о бездомных и страдающих от психических заболеваний. Не говоря и о безмолвных страданиях, которые приходится ежедневно испытывать многим миллионам сытых и благополучных: боль детей с врожденными пороками развития, детей, погибших в автокатастрофах, детей, бессмысленно забранных лейкемией; боль от разводов, разбивших семьи; боль от потери работы, потери средств, потери перспектив. И где же Бог?

Некоторые люди думают, что знают ответ. Или их не беспокоят эти вопросы. Но я не из этих людей. Я напряженно размышлял над этими вопросами многие, многие годы. Я слышал ответы и даже если когда-то сам их «знал» и был ими удовлетворён, то теперь нет.

Кажется, я знаю, когда страдание начало быть для меня «проблемой». Тогда я ещё был верующим христианином, точнее, тогда я был пастором Принстонской баптистской церкви в Нью Джерси. Это было не само страдание, с чем я имел дело на приходе – разрушенные браки, финансовые затруднения, самоубийство подростка – что заставило меня начать задумываться, а нечто происходившее за пределами церкви, в академии. В то время, помимо работы в церкви, я писал докторскую диссертацию и на полставки преподавал в Университете Рутгерз. (Я был тогда прилично загружен. Вдобавок ко всему, я успел жениться и у нас было двое малышей). Один из курсов лекций, что я вёл в тот год, был для меня новым. Прежде я в основном читал лекции по Еврейской Библии, Новому Завету и посланиям Павла. Но тут меня попросили провести курс под названием «Проблема страдания в библейской традиции». Я был не против такой возможности, поскольку она показалась мне интересным способом приблизиться к Библии: изучение ответов, данных различными библейскими авторами на вопрос о том, почему есть страдания в мире вообще и, в частности, среди народа Божьего. Мне было очевидно тогда и очевидно сейчас, что разные библейские авторы обладали разными ответами на вопрос, почему страдает народ Божий: некоторые (например, пророки) думали что страдание посылается Богом в качестве наказания за грехи; иные считали, что страдание исходит от вселенских врагов Бога, поражающих людей именно за то, что они пытаются вести себя в соответствии с Божьей волей; другие полагали, что страдание является неким испытанием, позволяющим увидеть, сохранят ли люди твердость веры вопреки своим страданиям; остальные считали, что мир – это необъяснимый бардак и нам остаётся «есть, пить и веселиться», пока мы можем. И так далее. Мне и тогда казалось, и кажется сейчас, что для того, чтобы увидеть богатое разнообразие библейского наследия иудеев и христиан, помимо прочего нужно понять, как разные авторы ответили на этот фундаментальный вопрос о страданиях.

И вот для этого курса студенты собирают множество текстов со всей Библии, дополнительно берут несколько известных книг, где говорится о страдании в современном мире – например, такую классику, как «Ночь» Эли Визеля с ужасающим описанием жизни в Аушвице, где он оказался подростком, бестселлер раввина Гарольда Кушнера «Когда с хорошими людьми случаются плохие вещи» и гораздо менее известное, но невероятно трогательное переложение истории Иова Арчибальдом МакЛишем – пьесу «Джей Би». На занятиях студенты исписали массу бумаги и каждую неделю мы обсуждали соответствующие места из Библии и дополнительных книг.

Семестр я начал с изложения перед студентами классической постановки «проблемы» страдания и объяснения термина «теодицея». Слово «теодицея» было придумано великим интеллектуалом и эрудитом семнадцатого столетия Готфридом Вильгельмом Лейбницем, написавшим пространный трактат, в котором он пытался объяснить, зачем и почему в мире существует страдание, если Бог всесилен и желает людям абсолютного добра. Термин составлен из двух греческих слов: θεός, означающее «Бог», и δίκη, означающее «правосудие». Другими словами, теодицея касается проблемы того, как Бог может быть “справедливым” или “праведным”, учитывая тот факт, что так много страданий в мире, который, как мы полагаем, он создал и полностью контролирует.

Поскольку философы и богословы обсуждали теодицею на протяжении многих лет, они разработали своего рода логическую проблему, которую необходимо решить, чтобы объяснить страдания в мире. Проблема заключена в трёх допущениях, каждое из которых по отдельности выглядит истинным, но при этом противоречит остальным. Вот они:

Бог всемогущ.
Бог всемилостив.
Существует страдание.

Как три этих высказывания могут быть истинными одновременно? Если Бог всемогущ, то он может делать всё, что хочет и, следовательно, может исключить страдание. Если он всемилостив, то очевидно желает людям только добра и, следовательно, не желает их страдания. А люди страдают. Как это можно объяснить?

  • 1
Ох, ну и тему же Вы выбрали для перевода. Щаз как налетят религиозные радикалы, и как начнется теосрач)))
Ну а по тексту. Вы будете местоимения, заменяющие Бога, писать с заглавной или строчной буквы? Просто в последнем абзаце "Если он милостив", резануло глаз "он" с маленькой буквы...

Буду со строчной, как в оригинале. Для светского текста это нормально.

Страдание необходимо для души. Страда=работа.
помнится, вычитал это в учебнике по православной культуре для средней школы.

Согласен. Если отключить мозги, то проканает и какое-нибудь ещё более примитивное объяснение.

Мне кажется, фраза "Это было не само страдание, с чем я имел дело на приходе..." выглядит неудачной калькой. Я бы переписал примерно так:
"Но меня заставило задуматься не само страдание, с которым я имел дело на приходе – разрушенные браки, финансовые затруднения, самоубийство подростка, – а нечто, происходившее за пределами церкви, в академии."

Вы правы, я переделал, спасибо.

Edited at 2018-02-17 05:01 pm (UTC)

Я тут пытался анализировать, почему Эрман вызывает у меня такое сильное отторжение, особенно при слушании его лекций. Даже не неприязнь, а какую-то досаду, что ли. Как будто он остался заперт в клетке своего протестантского почитания ВЗ, пытаясь как-то его, неуклюже и безнадежно, соединить с благовестием Иисуса Христа. "Для авторов Библии Бог, создавший этот мир, есть Бог любви и могущества, который вступается за верных ему, чтобы избавить их от боли и печали, и даровать им спасение – не только в мире грядущем, но и в этом мире, где мы живем сейчас. Это Бог патриархов, который отзывался на их молитвы и творил чудеса для своего народа; это Бог исхода из Египта, который спас свой страдающий народ от горечи рабства" - вот этот совершенно дикое мнение потом у него входит в конфликт, который он не может разрешить, и в результате отвергает и деконструирует и самого Христа, пытаясь примирить НЗ и ВЗ...

Ну или отторжение может быть вызвано совсем другими причинами, в которых вы и самому себе не готовы признаться. )) Шутка, конечно, но это слишком часто именно так и бывает.
Мне постоянно приходится иметь дело с корявостью его протестантских формулировок (разумеется, относительно более привычной нам православной системы координат), и в приведенной цитате это хорошо видно. Но в чем дикость-то? Что, по большому счёту, здесь не так? Я не понимаю.

Если признавать Бога существующим, и творцом этого оптимального мира, и благим промыслителем и т.д., то легкость отношения к "проблеме", - с которой парирует ее, напр., его жена Сара, - может быть объяснена т.н. доверием тому, кто всё именно так устроил, а не иначе. Видимо, негатив понижается, или заглушается, "весомостью" Бога (которого мысли - не наши мысли), ну и неудовлетворенность снимается перспективой будущих наград и блаженства для всех до конца претерпевших. Кроме обнадеживания еще факторы страха и самосохранения - настрой на позитив, иначе сойдешь с ума от ужаса и боли, угаснешь и потеряешься для жизни, станешь чураться ее и ненавидеть, расчеловечишься...

Женское мышление вообще парадоксально, а в данном случае, как мне кажется, подход Сары повторяет Скарлетт: «об этом я подумаю завтра», лишь продолженный во времени. Иными словами, всё равно всё сводится к отключению мозгов.

спасибо Вам большое за перевод, с интересом читаю!

в этой главе упоминается книга Гарольда Кушнера «Когда с хорошими людьми случаются плохие вещи»

Вы ее не читали случаем?

Спасибо за спасибо
Кушнера я очень давно просматривал, но прочитать толком ничего не успел - книжку увели. Она до сих пор есть в продаже, если Барт будет её цитировать, придётся снова прикупить. )
https://www.ozon.ru/context/detail/id/1941694/
Кстати, из переведённого на русский, если вам интересна тема, есть ещё книга Филипа Янси "Где Бог, когда я страдаю?" Это такой внеконфессиональный христианин, писавший довольно много и живенько. Так вот её я читал. Есть такая чья-то фраза, пародирующая дневник начинающего поэта: "написал шесть стихотворений о любви. тему можно считать закрытой". Вот что-то очень похожее. Автор пытается дать свой ответ на вопрос, но считать тему закрытой можно только если вы очень начинающий мыслитель. )

Edited at 2018-02-18 05:13 pm (UTC)

«детей, бессмысленно забранных лейкемией»
Унесёнными я бы, пожалуй, их назвал. Причастие «забранный» у нас почему-то применяется в основном к окнам и прочим проёмам, перекрытым решётками.

«преподавал в Университете Рутгерз»
Кажется, его чаще называют Ун. Рутгерса.

«по Еврейской Библии, Новому Завету и посланиям Павла»
Выглядит так, как будто послания Павла не входят в НЗ. «По ЕБ и НЗ, в частности ПП»?

«остальные считали, что мир – это необъяснимый бардак и нам остаётся «есть, пить и веселиться», пока мы можем. И так далее.»
Остальные — это по идее должны быть все, кроме перечисленных ранее, а там ещё какие-то «и так далее». Да и сколько в данном случае этих «остальных»? В общем, кажутся лучше «некоторые» или т.п.

«с ужасающим описанием жизни в Аушвице»
Часто ли это учреждение называют по-русски Аушвицем? Мне кажется, яснее либо просто Освенцим, либо «в концлагере / лагере смерти Аушвиц».

«соответствующие места из Библии и дополнительных книг»
Слово «дополнительных» мне тут не очень нравится, но альтернатива тоже не очень придумывается.

«учитывая тот факт, что так много страданий в мире, который...»
С таким порядком слов кажется, что «так много страданий» — не сказуемое, а подлежащее, и ждёшь, что же сейчас будет сказано об этих страданиях. Стоит либо перенести эти слова в конец предложения, либо добавить перед ними что-нибудь вроде «есть» или «наблюдается».

«они разработали своего рода логическую проблему, которую необходимо решить»
Решаются обычно всё-таки задачи. К тому же в тексте и так сплошные «проблемы».

Спасибо. Я кое-что уже и сам поменял, вроде Аушвица, а над другими вещами подумаю.
Вместо "дополнительных книг" сделал "дополнительно взятых книг".

Edited at 2018-02-27 07:23 pm (UTC)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account