Кое-что о кое-чём

Безмятежное созерцание несоответствия вещей

Previous Entry Share Next Entry
Кое-что об о.Александре Шмемане
indisputable
anchoret
По поводу годовщины о.Александра Шмемана мои пять копеек.
Самая главная его книга – для меня и, я уверен, вообще – это его Дневники. Прекрасно помню, как отношение к Дневникам стало своего рода паролем среди прочитавших их, как по отношению к ним определялись родственные души, опознавался "свой-чужой" в удушливой церковной обстановке.
Богословские работы, вышедшие отдельным сборником, читать невозможно. Они, кажется, не вызвали вообще никакого резонанса среди читающей публики. Реакция учёного сообщества мне неизвестна, но вряд ли она выходит за пределы вялых рецензий-обязаловок, которые пишутся не потому, что нельзя умолчать, а потому что заказали. Его богословская публицистика, преимущественно работы о литургии (ну, пусть не публицистика, а популярное богословие, неважно), продолжают пользоваться огромным успехом среди простых читателей, но не выдерживают критики серьёзных учёных. В частности, я весьма признателен о.Михаилу Желтову, который первым тактично обратил и моё внимание на его промахи и, называя вещи своими именами, недостаточную компетентность в исторических аспектах литургики. Всё это, впрочем, не так важно, если иметь в виду огромное влияние его работ этого рода, пробуждающее интерес к привычному богослужению и вдохновляющее как паству, так и не хватающих с неба звёзд пастырей. Правда, на этом примере очень хорошо видно, как миф становится сильнеее и важнее истории. Но мне это уже не очень интересно.
Проповеди? Не знаю, пусть судят другие. Я, мягко говоря, не особенный ценитель этого жанра и считаю, что проповеди написанные сильно отличаются от живого слова. Я же слышал в записи лишь несколько проповедей о.Александра, произнесённых для радиоэфира, и они, признаю, звучали довольно сильно. Но в целом лично для меня этот аспект его творчества не имел какого-либо значения. Возможно, потому, что ознакомился я с ними тогда, когда уже не нуждался в проповедях.
Не могу ничего сказать и о пастырской деятельности о.протопресвитера в том смысле, что мне неизвестны её плоды. Установки я признаю довольно здравыми, но вот дальше происходит то, что может показаться странным. Его пастырская боль, попечение и подвиг в основном отражены в Дневниках. И если воспринявший их человек предпримет хотя бы небольшое усилие для того, чтобы продолжить работу и поиск в обозначенном направлении (если ему есть, чем искать, конечно: если мозг и сердце ещё работают, не заплыли окончательно жирным слоем самодовольства и покоя) – через разрешение возникших недоумений, а не прятание головы в песок, то довольно скоро для него станет очевидной вся мишура окружающей его церковности. Вся, включая и (арх)иерейства, протопресвитерства, все условности, пропитавшие не только обряд, но и вероучение. А отсюда лишь небольшой шаг к тому, чтобы оставить эту несуразную клетку. И в этом смысле на месте ревнителей церковности, как бы её ни понимать, я бы не особенно воспевал осанну глубоко уважаемому мною отцу протопресвитеру Александру Шмеману.

  • 1
собственно, никто из ревнителей ему осанну никогда и не пел, там как бы до анафемы не дошло. Даже Осипов по его поводу высказывался достаточно раздраженно.
А по поводу мишуры - для меня потрясающим и укрепляющим является то, что сам Шмеман, осознавая мишуру и условности, оставался в православии. И (если это не вычеркнуто издателями) не горел желанием куда-то переходить и т.д. Спасибо ему и за это :)

Ревнительство бывает разным, не только в охранительском духе, но и во вполне противоположном.
Что сам о.Александр никуда не уходил и не переходил лично мне ни о чём не говорит. Лично мне, подчёркиваю.

дневники прекрасная книга, я их прочел раза два медленно, аналитически, смакуя.

правда, она для многих послужила первым толчком для расцерковления, для меня в том числе

так что с моих текущих позиций я ее по прежнему ценю, но для православных такие факты совсем не должны радовать, касательно книги

мне одного раза хватило, чтобы прочувствовать её в достаточной для себя степени

правда, были выписки, к которым я несколько раз обращался. их не было много, впрочем

Мишура мишурой, а Евхаристия Евхаристией... Если для того, чтобы оставить мишуру, нужно оставить Евхаристию, то лучше потерпеть окружающую мишуру, чем лишиться Евхаристии. А зачем ещё нужно воцерковление как таковое? Или то, что некоторые под ним понимают...

Вы словно бы передаёте привет из трёх сосен.

Дневники - прекрасны и удивительны, факт. В отношении литургики - я бы не стал так доверчиво относится к словам о. Михаила Желтова. На моей памяти он несколько раз менял свои оценки Шмемана, Тафта и еще некоторых литургистов на диаметрально противоположные. И каждый раз это сопровождалось профессиональной лексикой, библиографиями, текстами и прочими штуками, без чего наука выглядит ненаучно. Я ни в коем разе не утверждаю, что о. Михаил Желтов не компетентен. Просто у него есть свойство - он обычно говорит не "у Смита так-то, а у Вессена иначе", а "правильно - у Смита". Но при этом если завтра его в смитовой правоте разубедят, он честно, но в той же форме скажет: "Правильно только у Вессена, а у Смита фигня". Ну, и так много раз.

Я сначала стал было писать ответ, а потом стёр и только устало улыбнулся.
Такая это всё хрень..

благодарю за мнение о Дневниках. Ни проповеди, ни рассуждения о литургии меня так и не тронули, в отличие от слов митрополита Антония Сурожского, например. Но в Дневниках о.Александра неподдельная церковная жизнь, которую он не оставлял. Это внушает.

у меня есть товарищ, он перешел из баптизма в православие благодаря дневникам шмемана
при этом он был пастором...
но когда мы сейчас разговариваем с этим товарищем, то я вижу, что и православие его малек разочаровало
а может и не малек...

Да вообще примеры, как кто-то куда-то пришёл/перешёл (благодаря чему-то) не говорят ни о чём. Вон кто-то из православия в католики подался, кто-то в мусульмане. Смешные.

да, дневники сильно меняют смысл Таинства царства. их надо вместе издавать.

/отсюда лишь небольшой шаг к тому, чтобы оставить эту несуразную клетку/
шагнуть-то? было б можно, было б куда. ведь дело наверное не в расстоянии, а в направлении. на что, похоже, о. Александр и указывал.

Edited at 2013-12-14 01:48 am (UTC)

Он не указывал другого направления, кроме как (хор: "ко Христу!", – неправильно, дети, туда вообще указывают все, кому не лень, и все тычут в разные стороны), кроме как направления критического осмысления действительности, к которой все привыкли и которую считают нормативной. Ну, мне так кажется.

Меня в дневниках Шмемана удивило в своё время некое его раздвоение: он хает всех, кто держится за букву в церковной жизни и в понимании богослужения, учения отцов и т.п. При этом сам яростно поливает любые намёки на, скажем так, отход от очень традиционного понимания Библии.

"Научных" работ его я не читал очень давно, и совсем не тянет. В дневниках очень хороши интуиции, человеческие наблюдения и т.д., но как только начинает выдаваться какая-то собственная положительная программа, "богословие" и т.п., я просто перестаю понимать, о чём он говорит, — как будто автор перешёл на другой язык, мне совершенно неизвестный.

Вообще, у меня сложилось какое-то ощущение, что он как бы поставил для себя некую границу, довольно далёкую, но всё же границу, за пределы которой он не разрешал себе думать.

Последнее вообще можно наблюдать сплошь и рядом, вопрос только в механике этого явления: сам себе не разрешил или оно само так не получается.

Иногда смотришь, вот человек в порыве "оставил клетку" и бежит, бежит... Только со стороны видно, что он сидел в клетке, а теперь бежит в колесе. Опять довольно жесткие правила, по которым он позволяет себе бежать.
А вот как субъективно отличить бег просто от бега в колесе непонятно.

Да, свобода – очень субъективное явление. Иной человек так рубится за свою свободу и бежит от малейшего намёка на закабаление, что очевидно – и он не свободен, но в рабстве у своей свободы.

Знаете,что лично мне всегда было интересно и непонятно? Первое, это конечно факт,что дневники просто открыли присущую большинству православных шизофрению...раскол сознания и реальности...Но вообще то мировоззренческие кризисы бывали у многих и в разных культурах...те же католики и протестанты ставили вопросы,которыми мы сейчас мучаемся еще лет пятьдесят, сто назад...это не ново. В чем же проблема? Почему это так задело многих? Да все дело в том, как мне кажется, что нет ГЛУБИНЫ...все что обличает отец Александр и иже с ним,есть культура,горизонтальная составляющая,обряжение человеком смыслов, которые большинству ленивому недоступны. Может я не прав,простите,но проблема в том, что мы ищем и ждем РЕЗУЛЬТАТА, реального преображения своей жизни, но его,этого результата НЕТ! По крайней мере в понятной человеку форме и опыте, отсюда естественное раздражение и гнев,против всякой формалистики, пустой риторики,глупых примитивных деклараций и тд. Искренний гнев, как опознание недолжного. Все это глубинные проблемы моего бытия, я хочу непоколебимости, я не знаю и не понимаю Бога...Отец Александр, судя по всему. просто ЖИЛ. и нашел смысл именно в этом..жизнь как дар Творца..Вот я сейчас прочитал книжечку Саймона Тагуэлла " Беседы о блаженствах", удивительный свет и покой от этой книжки.просто потрясающе! Начинаешь ПОНЕМНОГУ что то понимать....мне кажется ,что именно в таком русле живого естественного проживания жизни,в осознанности того.что ты любим. а Бог верен...и нужно существовать. Цитата из " Бесед..." :

... Наши добрые дела, наша набожность, наши духовные достижения опасны тем,
что помогают нам составить такое представление о самих себе, которое нас
удовлетворит.

Мысль эта, среди прочего, входит в слова о том, что мы должны
уподобиться детям (см. Мф 18,3). Не случайно у всех трех евангелистов
сцена с детьми стоит рядом с текстом о богатом человеке (у Матфея -
"богатом юноше"). Казалось бы, вот идеальный кандидат в Царство Божие. Но
в том-то и дело, что идеальных кандидатов нет и быть не может. Христос
пытался объяснить, что выполнение Закона нас не спасет; когда же ученики
спрашивают, кто же может спастись. Он говорит: "Невозможное человеку
возможно Богу".

Богач хотел узнать, что надо сделать, чтобы наследовать вечную жизнь;
узнать и достигнуть этого. На самом же деле мы должны принять Божие
Царство, как маленький ребенок. Тогда, в древности, не было
сентиментальных иллюзий, благодаря которым нам кажется, что дети как-то
особенно нравственны. Христос не говорит, что Царство - большая площадка,
где играют идиллические дети. Дети близки к Богу не потому, что они
безгрешны, а потому, что они беспомощны. Они ничего не могут "сделать", и,
в отличие от богача, ничего не "заслужили". Что бы они ни получили, это
подарок, дар.

У детей нет прошлого. Мы, взрослые, слишком много думаем о прошлом и
даже издаем автобиографии, как бы готовя свой "имидж" к встрече с Богом.
Зачем все это? Зачем мы тратим время? Не лучше ли, как дети, жить
настоящим, где нет места никаким "имиджам"? Именно здесь и сейчас
встречается с нами Бог. Если мы хотим, мы можем сказать, что Он
встречается с нами "нигде".

Вот почему так важны в христианском предании "обращения на смертном
одре". Мы - не наше прошлое; мы - то, что мы здесь и сейчас стоим перед
Богом.

Это - не психологическая, а богословская истина; совсем не надо каждую
минуту ощущать себя как бы только что сотворенным. Такие ощущения и
соответствующие им восторги дали бы ровно то же самое, что и фарисейское
довольство собой.

Каждый, кто ищет способы приблизиться к Богу, обретет эти способы, а
Бога утратит. Духовный человек не печется даже о духовном покое, и не
страдает от его недостатка. Любые ответы на вопрос: "Что я могу сделать,
чтобы наследовать жизнь вечную?" - не нужны, они бесплодны. Чтобы
превзойти "праведность фарисеев", мы должны совершенно изменить наши
представления о праведности. Мы должны иначе видеть, что значит быть
праведным и, тем более, что значит себя праведным ощущать....

  • 1
?

Log in

No account? Create an account