Анахоретъ (anchoret) wrote,
Анахоретъ
anchoret

Category:

Кое-что об о.Александре Шмемане

По поводу годовщины о.Александра Шмемана мои пять копеек.
Самая главная его книга – для меня и, я уверен, вообще – это его Дневники. Прекрасно помню, как отношение к Дневникам стало своего рода паролем среди прочитавших их, как по отношению к ним определялись родственные души, опознавался "свой-чужой" в удушливой церковной обстановке.
Богословские работы, вышедшие отдельным сборником, читать невозможно. Они, кажется, не вызвали вообще никакого резонанса среди читающей публики. Реакция учёного сообщества мне неизвестна, но вряд ли она выходит за пределы вялых рецензий-обязаловок, которые пишутся не потому, что нельзя умолчать, а потому что заказали. Его богословская публицистика, преимущественно работы о литургии (ну, пусть не публицистика, а популярное богословие, неважно), продолжают пользоваться огромным успехом среди простых читателей, но не выдерживают критики серьёзных учёных. В частности, я весьма признателен о.Михаилу Желтову, который первым тактично обратил и моё внимание на его промахи и, называя вещи своими именами, недостаточную компетентность в исторических аспектах литургики. Всё это, впрочем, не так важно, если иметь в виду огромное влияние его работ этого рода, пробуждающее интерес к привычному богослужению и вдохновляющее как паству, так и не хватающих с неба звёзд пастырей. Правда, на этом примере очень хорошо видно, как миф становится сильнеее и важнее истории. Но мне это уже не очень интересно.
Проповеди? Не знаю, пусть судят другие. Я, мягко говоря, не особенный ценитель этого жанра и считаю, что проповеди написанные сильно отличаются от живого слова. Я же слышал в записи лишь несколько проповедей о.Александра, произнесённых для радиоэфира, и они, признаю, звучали довольно сильно. Но в целом лично для меня этот аспект его творчества не имел какого-либо значения. Возможно, потому, что ознакомился я с ними тогда, когда уже не нуждался в проповедях.
Не могу ничего сказать и о пастырской деятельности о.протопресвитера в том смысле, что мне неизвестны её плоды. Установки я признаю довольно здравыми, но вот дальше происходит то, что может показаться странным. Его пастырская боль, попечение и подвиг в основном отражены в Дневниках. И если воспринявший их человек предпримет хотя бы небольшое усилие для того, чтобы продолжить работу и поиск в обозначенном направлении (если ему есть, чем искать, конечно: если мозг и сердце ещё работают, не заплыли окончательно жирным слоем самодовольства и покоя) – через разрешение возникших недоумений, а не прятание головы в песок, то довольно скоро для него станет очевидной вся мишура окружающей его церковности. Вся, включая и (арх)иерейства, протопресвитерства, все условности, пропитавшие не только обряд, но и вероучение. А отсюда лишь небольшой шаг к тому, чтобы оставить эту несуразную клетку. И в этом смысле на месте ревнителей церковности, как бы её ни понимать, я бы не особенно воспевал осанну глубоко уважаемому мною отцу протопресвитеру Александру Шмеману.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments