Кое-что о кое-чём

Безмятежное созерцание несоответствия вещей

Previous Entry Share Next Entry
Э.Титер, Религия и ритуал в Др.Египте, ч.2
rehit
anchoret
Глава 1. Мировоззрение египтян

Египтяне – самые богобоязненные люди из всех
- Геродот


Эта книга о том, в каких отношениях были древние египтяне со своими богами, как служили им, как религия влияла на повседневную жизнь людей. Книга уделяет основное внимание личной вовлеченности в религиозную жизнь, на том, каким образом религия и отклик человека на неё, выраженный в культовых действиях, вместе формировали египетскую материальную и духовную культуру. Здесь рассматривается в самом практическом смысле, что значили для древних египтян их верования и какую роль в их жизни играла религия. Изучение египетской религиозной практики, то есть на какие действия побуждала человека религиозность общества, подразумевает изучение того, что это были за люди. Какими они представляли себе своих богов и чего они, если исходить из их культовой практики, ожидали от своей религии? К чему были устремлены их верования и как люди сами соответствовали своим верованиям?

К счастью, у нас очень много источников, дающих представление о том, как религия влияла на частных лиц, и о том, какое место уделяли эти лица своим верованиям в собственной повседневной жизни. Но, несмотря на богатство источников, за давностью разделяющих нас лет нам всё равно до обидного сложно понять, что же это были за люди на самом деле. Может быть, они сгибались под гнётом древней религиозной традиции, на каждом шагу проявлявшейся как в материальном, так и в культурном плане? Ведь во многих отношениях египетское общество было самым теократическим в истории. Можно смело утверждать, что в Египте не было «светского» государства, потому что все аспекты социального и культурного устройства имели религиозное происхождение. Буквально всё вокруг говорило о религии и богах. Храмы служили архитектурными доминантами любого пейзажа, а в любом достойном городе их было множество. В ландшафте городских окраин доминировали погребальные часовни (Рис.1). Жрецы сновали между храмами и усыпальницами, мастера подсчитывали доход от устройства погребений, а тяжелейшие годовые налоги шли на поддержку власти, во главе которой стоял богоподобный фараон.

1

Рис.1. Вид с воздуха на некрополь западных Фив (современный Луксор). Склоны холма усеяны входами в гробницы. Многие из захоронений изначально имели при входе ограждённые дворики (см. справа внизу), делавшие некрополь более похожим на селение. Фото: Эмили Титер.

Очевидно, что религия и её установления служили основой египетского общества. Называвшийся фараоном царь был полубогом – живым воплощением Хора, сыном Осириса (Рис.2). Если порой возникала неопределённость с престолонаследием, то права царя подтверждались священным оракулом. Было не так много кодифицированных законов, потому что фараон был высшим судьёй и сам определял, что является законом. Основу экономики составляли земли, принадлежащие храмам, и земли, принадлежащие государству, и часто между ними не было чёткого различия.

2

Рис.2. Фараон Сенусерт III, Династия XII. Фараоны обычно изображались статично и величественно. Здесь знаком отличия царя от его подданных является полосатый головной убор немес и урей. Его власть показана через поклонение чужеземных врагов, которых он попирает своими ногами, и бычий хвост, который свисает из-под килта и виден между его ног. Иераконполис. Бруклинский музей 52.1 Фонд Чарльза Эдвина Вильбура.

Искусство и архитектура были обязаны религии своим происхождением и служили её зримым выражением. Общая картина несколько искажена долговечностью каменных храмов и захоронений в сравнении с домашними строениями из кирпича-сырца, но всё равно очевидно, что основные усилия прилагались к архитектуре религиозного характера. А искусство Древнего Египта – это вообще особый случай, поскольку оно полностью переплетено с религией. Статуи, изображения, рельефы – всё служило религиозным целям. Хотя египтяне прекрасно различали хорошее и дурное искусство, в их культуре оно существовало не ради своей эстетической ценности, как то в Западной традиции. Для египтян изображение объекта являлось его прообразом, реально замещающим свой оригинал. Например, статуя потенциально могла вступить в соединение с душой изображаемого человека, чтобы послужить его вечным двойником и заменителем. Статуи были непременной частью погребального культа, поскольку египтяне верили, что загробное существование человека невозможно, если среди живых не будет сохранён его скульптурный образ. Наполняющие сейчас музейные галереи скульптуры, которые в основном имеют на себе бережно высеченные имена покойных, и были теми бессмертными образами, что увековечивали память мертвых. (Рис.3). Это было практичное и великолепное по своей простоте решение проблемы бессмертия – человек не умер, пока на земле о нём помнят.

3

Рис.3. Статуя господина Ненхефетка и его супруги Неферсешемес . Статуя была помещена в их общем захоронении, где должна была служить вечным напоминанием о них. Дешешех. V династия. OIM 2036-b. Фото Джины Грант. Любезно предоставлено Восточным Институтом Чикагского Университета.

Письменность тоже была следствием религии. Язык египтян и иероглифы называли медет нечер – «божественной речью». Считалось, что письменность была дарована людям богом Тотом. Письменность обладала религиозной действенностью – написать о чём-то или о ком-то, а равно прочитать написанное о них, значило привести их к бытию. Так что написанная на стене гробницы молитва, в которой покойному испрашивалось изобилие хлеба, пива, домашнего скота и птицы, действительно снабжала его всей этой снедью на вечные времена. (Табличка 1). А поскольку иероглифы представляли собою картинки, то, как и статуи, они являлись копиями или прообразами того, что обозначали.

т.1

Таб.1. Стела аристократа по имени Уха с молитвой, в которой ему навечно испрашивается хлеб, пиво, домашний скот и птица, а также «всякая добрая и чистая вещь». Нага эд-Дейр (?). VII-XI династии. OIM 16956. Любезно предоставлено Восточным Институтом Чикагского Университета.

Священство был другим религиозным фактором, влиявшим на повседневную жизнь. Как указывают родословия, где фиксировался статус представителей верхних слоёв общества (а у нас есть только их генеалогические записи), большой процент населения служил в храмах или был задействован в погребальных культах. Жизнь египетского духовенства по своему устройству довольно существенно отличалась от известного нам западноевропейского эквивалента. Весь династический период и вплоть до третьего столетия н.э. не существовало монашества, а клир не жил обособленно. Напротив, большинство египетских жрецов и жриц жили в собственных домах посреди городов или сел и свободно могли вступать в браки и заводить семьи. Размытую границу между духовенством и светским обществом иллюстрирует существование клириков с неполной богослужебной занятостью, которые в свободное от храмовых обязанностей время занимались другой профессиональной деятельностью (подробнее см. главу 2).

При помощи древних текстов и археологических данных эта книга исследует, как древние египтяне существовали в своём мире, пропитанном религиозной верой. Можно предположить, что они были угнетены и культурно ограничены религиозными идеями и обязанностями. Но хотя жили они в религиозном обществе, их основные нравственные принципы и представления поразительно похожи на современные, принадлежащие более светским временам. Ритм их жизни следует по знакомой нам траектории. Египетская воспитательная литература советует после детского веселья получить образование и найти работу, затем найти спутника жизни и завести семью. Если брак оказывался неудачным, советовалось развестись и найти себе более подходящую пару.

Среди прочих литературных наставлений есть такие: не обманывай и не кради, почитай мать и отца, проявляй заботу и уважение по отношению к старикам, исправно работай (но не перерабатывай). Живи скромно: не будь хвастуном, не затевай ссор, опасайся проституток (они «срежут у тебя кошель»), слушайся старших. Кроме того, много внимания и средств уделялось внешности и уходу за собой. Положение женщины в Египте не так уж отличалось от нынешнего в ряде стран. Хотя с социальным равенством было сложнее, но, по крайней мере, юридически женщины расценивались равными мужчинам; подобное юридическое равенство было достигнуто лишь за последние полвека и то в небольшом количестве государств.

Сходство между их и нашим временем становится всё более удивительным по мере углубления в детали повседневной жизни. Как и у нас, у египтян были настольные игры, волчки и другие игрушки, были ошейники для домашних собак. Они писали романтические стихи, родители в письмах жаловались на детей. Мы узнаём о супружеских изменах, разводах, денежных затруднениях, видим знакомое устройство семьи (моногамное и скорее нуклеарное, нежели патриархальное). На погребениях давалась воля горю, а дети назывались в честь родителей или прародителей. Все атрибуты повседневной жизни древних египтян делают их более непосредственными, доступными и привлекательными в наших глазах. То, что мы узнаём об их жизни, очень узнаваемо, несмотря на разделяющие нас тысячелетия.

Но важно учитывать и ограниченность доступных нам источников. Тексты обычно касаются только того, что было желательно обществу. Так поучения, написанные с воспитательной целью, дают нам нормы образцового благоповедения. Более объективная картина может быть составлена из судебных записей, текстов оракулов, даже из неформальных записок на остраконах (глиняных черепках или осколках известняка), которые рассказывают нам о семейной и общинной жизни, а также общественных конфликтах. Благодаря этим источникам нам более близки становятся человеческие жалобы и просьбы, касающиеся, в частности, и повседневных религиозных нужд.

Действительно, в древнеегипетской культуре так много знакомых нам аспектов, что невзирая на разделяющие нас тысячелетия, египтяне могут показаться очень похожими на нас. Однако, несмотря на эти сходства, мы вряд ли узнали бы в них себя, поскольку египтяне были нацелены на осознание мира вокруг себя, фундаментально отличающегося от нашего. Будучи настроены на зрительное восприятие действительности, они чрезвычайно внимательно наблюдали за окружающей средой. Их мировоззрение было полностью основано на незыблемых принципах, видимых невооружённым глазом. Можно сказать, что египтяне были большими рационалистами, чем любой другой народ, потому что их взаимоотношение с миром основывалось на видимой реальности. Нам просто не понимаем того, что кажется нам странными умозаключениями, очевидными противоречиями или бессмыслицей, потому что их и наша реальность отличны друг от друга. Наша реальность сформирована и наполнена массой различных научных идей (зачастую явно иррациональных), в то время как жители Египта объясняли все природные явления при помощи реальных понятий, избегая умозрительных построений. Это не значит, что египтяне были лишены дара творчества. Напротив, их достижения в искусстве, архитектуре, как и созданная ими мифология согласно свидетельствуют о чрезвычайной интеллектуальной плодовитости. Но главной чертой их мировоззрения было то, что всё «непознаваемое» – великие тайны донаучной эпохи, касающиеся, например, вопросов почему и как солнце пересекает небосклон, куда оно ушло и когда садится – объяснялись лишь при помощи реальных и знакомых понятий. В их представлениях солнце пересекало небосвод в лодке потому, что и люди путешествовали в лодках по нильской долине. Или же солнце было огромным шаром, который толкал по небу скарабей – аналогия, построенная на наблюдении за живой природой. Они даже не пытались объяснить себе, что представляют собою небо и солнце или как они соотносятся друг с другом.

Подобные представления распространялись у египтян на смерть. Имея дело с непостижимым для себя явлением, они полностью уподобили загробный мир собственной жизни вплоть до таких деталей, как пища, домашнее имущество, деятельность и развлечения. Загробная жизнь была полным отражением настоящей жизни, это позволяло уклониться от абстрактностей и неизвестности. Захоронения периода Древнего царства, называемые пер джет, то есть «дом вечности», делались по подобию жилого дома, имеющего спальни; в некоторых были даже туалетные комнаты. Стены были покрыты сценами, изображавшими (и, соответственно, сохранявшими и воспроизводившими) явления и деятельность из повседневной жизни (Табличка 2). Так неизвестность делалась хорошо знакомой, без абстракций и неясности.

т.2

Таб.2. Сцена с изображением труда ремесленников, найденная в гробнице ваятелей Небамона и Ипуки. Человек (слева вверху) взвешивает золотые кольца, на другой чаше весов – бычья голова. Правее древоделы вырезают колонны джед и узлы тайет, возможно, в качестве мебельного орнамента. Ниже мастеровые наносят последние штрихи на скульптуру сфинкса, надписывают сосуд и изготовляют подарочные шкатулки. Подобные изображения человеческой деятельности сохраняли её для загробной жизни. Гробница Небамона и Ипуки в Фивах (ТТ 181). XVIII династия. Любезно предоставлено Восточным Институтом Чикагского Университета.

Египтянам были чрезвычайно удобны видимые и знакомые примеры из жизни для объяснения непознаваемого. Они всё соотносили со знакомым им жизненным опытом, в то время как неведение вселяло страх, а отвлечённые понятия воспринимались как искажение картины мира и были ненавистны египетскому сознанию.

Упование египтян на физическое объяснение естественных процессов составляло фундаментальную и неизменную особенность их культуры. По всей видимости, ничто не побуждало ранних мыслителей рассматривать явления вне их материальности. Это был «рационалистичный ответ на интеллектуальный и социальный контекст» той эпохи. По мере процветания и развития цивилизации на протяжении трёх тысяч лет возникали новые объяснения физических явлений. При этом новые объяснения не заменяли собою прежних; в сознании египтян мирно уживались различные трактовки одного и того же явления. То, что нам может показаться противоречиями, на деле было частями набора дополнительных объяснений, формировавшего многоуровневое понимание. Рассмотрим, например, мифологические и религиозные тексты, описывающие движение солнца по небу. Согласно одной из уже упомянутых версий, солнечный диск (представленный в виде дневного солнца-скарабея или ночного солнца, венчающего голову барана) пересекал небосвод в лодке, подобно тому, как путешествуют люди. (Рис.4).

4

Рис.4. Солнце (Атум) в виде барана, увенчанного солнцем, пересекающее в лодке небо потустороннего мира. Днём солнце изображалось скарабеем, ночью – бараном. Вместе они составляли полный цикл от восхода до заката с последующим возрождением солнца на восходе. Подобно людям, боги путешествовали на лодке. Извиваясь вокруг Атума, его защищает богом-змей Мехен. По сторонам стоят Ху и Сиа – божественные воплощения мудрости и созидания. Гробница Рамсеса VI в Фивах. XX династия. Фото Эмили Титер.

Но египтяне также приравнивали небо с движущимся по нему солнцем и к усеянному звёздами телу богини Нут, распростёршейся над землёй, чьи ступни располагались на восточном горизонте, а пальцы вытянутых рук – на западном. Красный диск солнца изображался путешествующим вдоль её тела, которое и уподоблялось небосводу. (Рис.5). На закате богиня проглатывала диск, пряча его от людей в темноте своего тела, чтобы на восходе дать ему новое рождение.

5

Рис.5. Небесный свод в виде богини Нут. Голова богини – на западе, а ноги – на востоке. Красное солнце совершает свой путь вдоль её усеянного звёздами тела, чтобы рождаться каждое утро заново. Внизу, госпожа Таперет поклоняется Атуму. Фивы (?). XXI-XXV династии. Лувр Е 52-N3663 © 2008 Musée du Louvre/Georges Poncet.

Согласно другой версии, солнечный диск двигался по небу благодаря огромному жуку-скарабею, толкавшему его перед собой (такой иероглиф означает «привести к бытию»).

Такое же разнообразие мифов наблюдается среди историй о происхождении богов, которые, в свою очередь, создали человечество. Один из таких мифов рассказывает, что холм, называющийся Бенбеном и послуживший прототипом для пирамид и наверший обелисков, произошёл из первичных вод, персонифицируемых, как Нун. Этот образ был заимствован из природы и основывался на стихийном появлении посреди Нила холмистых островов (гезир). По одной версии, подобная фениксу птица Бену, «великий вестник зари », спустилась на вершину холма. Её пронзительный крик разорвал первозданную тишину и возвестил начало жизни. По другой версии, на холме появился бог Атум. В Текстах пирамид говорится, что первое поколение богов, Шу и Тефнут, Атум создал посредством мастурбации. В другом варианте говорится, что он создал их из своей слюны. Согласно иной версии мифа о творении, первый бог Нефертум возник из водяной лилии , которая возникла из вод Нуна. Другие мифы рассказывают, что могучий баран - бог Хнум создал человечество на своём гончарном круге или что люди были созданы богом Птахом, который только помыслил о них. Подобные расходящиеся друг с другом объяснения существовали почти для каждого природного явления. Важно то, что все они разом принимались как равноценные и могли считаться истинными. Соответственно, гробницу могли украшать два, три или более изображения, соответствующие различным представлениям о загробных событиях. Древние египтяне основывали каждое объяснение на видимых физических явлениях окружающего мира, что способствовало уменьшению их страха перед непознаваемым.

Этот относительно невысокий уровень знания и понимания мира, столь же ограниченный, сколь и накладывающий ограничения, видимо, соответствовал интеллектуальным запросам египтян и вполне удовлетворял их. Простота, позволявшая им объяснять мир вокруг себя в реальных категориях, могла послужить причиной неразвитости традиции более аналитического мышления или исследования процессов, послуживших к созданию ключевых явлений их окружения. Конечно же, это затормозило их технический прогресс. Хотя египтяне прекрасно справлялись с простыми вычислениями, где использовалась простая геометрия (которая, всё-таки, имела дело с легко визуализируемой информацией), именно греки – люди со значительно отличавшимся опытом и мировоззрением – начали по-настоящему исследовать мир в теоретических категориях. Прославленный университет в Александрии, где Аристарх Самосский открыл гелиоцентризм, а Эратосфен вычислил длину земного меридиана, был наполнен греками, которые жили в Египте, а не египтянами, которые бы предпочли аллегорическое мышление эмпирическому. Контраст между египетским и греческим образом мышления разителен. В соответствии со своей традицией состязательных дискуссий греки оспаривали одну теорию при помощи другой, чтобы синтезировать новую и единственную – процесс, совершенно чуждый египтянам, которые путём приращения накладывали одно возможное решение на другое, не отбрасывая ни одного из них.
Несмотря на недостаток у египтян любознательности в отношении окружающего их мира, что выглядит интеллектуальным тупиком, поражает и многое проясняет в египетской культуре её долговечность. Более трёх тысяч лет египтяне сохраняли в основном тот же самый взгляд на мир, что делает их самым консервативным и неизменным обществом из всех известных. Почтение к прошлому было главной чертой египетского характера, оказавшей грандиозное влияние на их культуру и религию. Тексты говорят, что «в начале времён» мир было чистым и совершенным, потому что таким его создали боги. В изменении его первозданных форм виделся не «прогресс», а повреждение совершенного состояния. В воспоминании прошлого через физическое подражание его формам виделась важная составляющая сохранения целостности и предсказуемости мироздания и, соответственно, сохранения упорядоченного общества. В этой перспективе становится понятной поразительная верность египтян самым ранним проявлениям своей культуры, таким как короны и одеяния фараонов, стили архитектуры и искусства, и т.п. Все они происходят из эпохи Древнего царства, и все они продолжали служить образцом и основой египетской культуры на протяжении трёх тысячелетий, подвергаясь лишь небольшим изменениям. Такое упорное подражание прошлому и его поддержка имели целью создание безопасной и удобной окружающей среды, поскольку новые объекты и ситуации содержали в себе потенциальную угрозу.

Подобные различия между египетскими и более поздними методами и уровнями познания мира весьма удивительны и познавательны. Мы рассматриваем природные явления с применением абстрактных понятий, недоступных наблюдению (молекулы, атомные частицы, «большой взрыв»), в то время как древние египтяне объясняли свой мир при помощи реальных понятий, взятых из наблюдения за тем, что их окружало. Сводя границы своего познания к видимому и предсказуемому, избегая метафизических споров, которые казались опасными и вызывали тревогу в отношении культуры, египтяне создавали для себя комфортную обстановку. Таким самоограничением может быть оправдан и избыток символики в египетском искусстве, поскольку они пытались расшифровывать и осмысливать окружающее, и объяснять необъяснимое в понятиях реальности. Египетское мировоззрение нельзя считать негодным или близоруким – их цивилизация насчитывает тысячи лет, и их архитекторы и мастера, защищённые и вдохновлённые деятельным обществом, создали бесчисленное количество произведений искусства и архитектуры. По сей день множество статуй, храмов и фресок, изготовленных руками древних египтян, находятся в ряду наиболее почитаемых и легкоузнаваемых шедевров всех мировых культур прошлого или настоящего.

В следующих главах мы рассмотрим, в чем находила своё выражение вера египтян, и какое влияние оказывала религия на их жизнь и культуру. В главе второй, «Жрецы», рассказывается о большом проценте египетского населения, занятого священнослужением, вводившим мужчин и женщин непосредственно в царство богов, и даётся попытка описать влияние этого служения на жизнь людей. В главе третьей, «Внутри храма», рассматривается богослужебная деятельность жрецов и функционирование официального государственного культа в обрядах, исполняемых духовенством для богов и богоподобного фараона. Следующая глава, «Торжества», призвана рассказать о ритуалах, совершавшихся внутри и вне храмовых стен, и показать, что религиозная практика не ограничивалась мероприятиями для официальных властей, а являлась частью жизни всего общества. В главе пятой, «Богообщение», оставлены храмовые формальности ради изучения путей, которыми мужчины и женщины вступали в контакт со своими божествами, и мотивов, побуждавших их к установлению таких контактов. Далее следует шестая глава, касающаяся противоположного аспекта богообщения. Она называется «В присутствии богов», и в ней оценивается личный религиозный опыт, вызванный скорее богом, нежели просителем, и поведение отдельных людей, переживших эмоционально напряжённую встречу с божеством. Седьмая глава посвящена практическим аспектам, связанным со смертью. Какое социальное и экономическое воздействие на людей оказывали их погребальные представления и мириады требований, соблюдение которых предписывал заупокойный культ? Как происходили похороны? Следующая глава, восьмая, рассматривает общение с усопшими. Каким образом живые могли войти в контакт с умершими? Какие требования предъявлялись живым от покойных и наоборот? Другая важная сторона религии – магия, является предметом рассмотрения девятой главы. Была ли вся египетская религия магична? Там же рассказывается о магах династического периода и формах их деятельности. В конце книги даётся оценка широкообсуждаемому периоду Амарны (правление Эхнатона и Нефертити) и его реальному значению для современников.

Автор выражает надежду, что в этой книге древние египтяне предстанут живыми людьми, изнутри взаимодействующими со сложной религиозной системой, требующей их полного внимания и отдачи. Богатство их опыта, будь то жрецы, призывающие на помощь богов и усопших, или люди, восторженно участвующие в праздничных торжествах, свидетельствует о том, что общество, созданное этими египтянами, было человечным и полным живой энергии.


Дальше будет более мелкими фрагментами, поскольку остальные главы, в отличие от этой, разбиты на части.
Tags:

  • 1
Первый абз. " Книга уделяет основное внимание личной вовлеченности в религиозную жизнь, на том, каким образом религия и отклик человека на неё..." - тому?
11 абз. "Нам просто не понимаем того"
К рис. 4. "его защищает богом-змей Мехен"

Чего-то у господина историкеа текст абсолютно антиисторичный. Он сопоставляет источники совершенно без учета даты их создания. А это на минуточку 2500 лет, как от Древней Греции до наших дней.

чем конкретно вызван батхёрт?

Да уже тем, что он показывает, как от Среднего царства к Третьему переходному изменилась космология солнца, и тут же утверждает, что у египтян 3000 лет ничего вообще не менялось. Древнее, Среднее и Новые царства - это три эпохи, каждая со своим мировоззрением. Я ждал, например, что он расскажет, как возник культ Сета и Маат, как они менялись - а с таким подходом не знаю, чего и ждать. Обоих культов Древнее царство в упор не знало, есличе.

меня не оставляет ощущение, что смыслом твоего существования в сети является война со своими фантомами )
космология солнца, насколько я понимаю, не изменилась, а расширилась. но прежние представления никуда не делись. новые культы возникали, но они не отменяли прежних. об этом и говорит автор

Про расширение - это у него заявление, фактами никак не подкрепленное. Знали ли египтяне 25 династии про изображения времен 19-й, или это изображение лежало уж лет 300 погребенное под песочком? Это не декларировать, это аргументировать надо.

юр, в библиографии пара сотен книг
освой по египтологии хотя бы десять - тогда приходи бакланить
просто слушать именно от тебя подобные детские претензии к науч-попу, которые я уже десять раз обрубал на эрмане, особенно противно
мужчинка ты из себя видный, не чета мумиям, не знаю, что из тебя прёт

Я так прикинул - фрагментов будет чуть меньше полусотни. На каждый чих не наздоровкаетесь.
Но всё равно спасибо! )

офф-топ:
Египтяне – самые богобоязненные люди из всех (с) Геродот

ещё бы - у них столько богов!

несколько мыслей, возникших по ходу чтения текста:
1. египтяне опередили остальной мир в развитии веков на - дцать, и им стало неинтересно жить.
2. совершившие героический исход из Египта, захватили с собой египетские уставы (вероятно, чтобы не изобретать велосипед), и, подобно египтянам, увековечили их в камне.

3. текст хорош - читается легко.

спасибо за труд. буду ждать продолжения.

1. зато нам теперь интересно копаться в их жизни )
2. да уж, захватили гораздо больше, чем это может кому-то понравиться
3. я вижу его недостатки и уже местами прилично отрихтовал, но такая оценка вдохновляет, спасибо )

3. на мой взгляд, для научно-популярного жанра это важно: легкость восприятия информации, отсутствие перегруженности научной терминологией и последовательность изложения.
Ваш перевод удовлетворяет моим потребностям ))

Спасибо за новый перевод. Пока очень завлекательно!
По тексту встречаются некоторые неприятные моменты, но это скорее мои тараканы..
К примеру "На погребениях давалась воля горю". Сразу натыкаюсь на эту "воля горю", и язык сам в себе запутывается.

не очень хорошо понимаю, в чём загвоздка именно здесь, но всё равно буду рад услышать, что напрягает и т.п.

Да не за что пока. Впереди ещё девять глав. )

Очень интересный, лично мне ранее не встречавшийся взгляд на древнеегипетский взгляд на мир. Книга меня уже заинтересовала а не как Эрман.

Несколько замечаний по стилистическим шероховатостям, очень субъективных:

второй абзац, "в любом достойном городе их было множество" - может быть, "достойном внимания"? или "заметном", "значительном"?.. Мне кажется, "достойный город" не звучит...

предпоследний абзац:
"священнослужением, вводившим мужчин и женщин непосредственно в царство богов" - я запнулся на этом месте. Может быть, "которое вводило", но я не уверен. Фраза в целом кажется мне громоздкой и неловкой (как и почти весь абзац) - может, это вина оригинала...

"оставлены храмовые формальности ради изучения путей, которыми мужчины и женщины вступали в контакт со своими божествами" - во-первых, "оставлены" лучше б заменить - например, на "мы оставим" (или, если сильнее отходить от текста, даже "вслед за храмовыми формальностями мы изучим"); во-вторых, ИМХО, лучше избегать "путей" в русском тексте, где это возможно; "изучения способов" или "методов"...

"предъявлялись живым от покойных" - не уверен, что "предъявлялись от" можно говорить. "Какие требования предъявляли покойники к живым"?

Надеюсь, я не слишком занудствую... ^^;

"который" всегда хуже причастного оборота, за исключением случаев, когда причастия громоздятся одно на другом
в оригинале именно "предъявлять требования" и я, в общем-то, не вижу здесь ничего странного. покойные рассматриваются как живые сущности, с которыми у живых заключён своего рода конкордат о взаимной помощи. тот же самый культ святых в христианстве

что до остального, то подумаю. спасибо.
greed is good занудство - это хорошо, когда по делу, а оно по делу

Спасибо за труд. Очень интересная книга.

Спасибо за внимание к трудам, etc. )

  • 1
?

Log in

No account? Create an account