Кое-что о кое-чём

Безмятежное созерцание несоответствия вещей

Previous Entry Share Next Entry
Барт Д.Эрман, "Подлог", ч.34
anchoret
anchoret
И у меня большая просьба к тем, кто любезно указывает мне на недочёты. Было бы ещё любезнее, если бы вы указывали номер или начальные слова абзаца. Даже в небольших отрывках бывает нелегко отыскать нужное место. Заранее, как водится, благодарен. )

Гипотеза о секретаре

Все три перечисленные мною группы ученых полагают, что в античные времена при определённых условиях псевдоэпиграфика была приемлемой практикой. С их точки зрения по этой причине не следует думать о раннехристианских авторах, как о лжецах, которые выдавали себя за тех, кем они не были. Но есть и ещё одно направление мысли, которое стоит рассмотреть. Там утверждается, что в ряде случаев то, что выглядит подлогом, на самом деле им не является. Там учёные уже не пытаются на богословских основаниях доказывать, что в Древнем христианстве не могло быть такого явления, как подлог. Вместо этого они на исторических основаниях утверждают, что некоторые книги, кажущиеся подлогом, таковыми не являются. По их мнению, реальный автор, который на самом деле был тем, кем он назвался, использовал секретаря, а секретарь писал в другом стиле, нежели сам автор. Иногда настоящий автор мог диктовать секретарю слово за словом. Но в иных случаях он мог отдать секретарю своё письмо в переделку, чтобы улучшить его слог. А в остальных случаях он вообще мог просто поручить секретарю написать за себя письмо, так что его содержание и стиль полностью принадлежали секретарю, хотя само авторство письма оставалось за тем, под чьим именем оно писалось.

Это очень популярная теория; вы встретите ссылки на неё буквально во всех библейских комментариях к девтеропаулинистским и петринистским посланиям. Она объясняет, почему 1 Пет по своему стилю отличается от 2 Пет. Она объясняет, почему взгляды, изложенные в спорном Послании к Ефесянам, так радикально отличаются от изложенных в бесспорном Послании к Римлянам. Практически все проблемы, в связи с которыми нам приходится говорить о подлогах, могли бы быть разрешены, если бы секретари действительно активно привлекались к написанию раннехристианских текстов. Несмотря на популярность теории, как и в прежних случаях, я попытаюсь показать её несостоятельность.

За последнее время этому вопросу было посвящено несколько книг. Самая полная и наиболее исчерпывающая из них называется «Секретарь в Павловых Посланиях» и принадлежит Е. Рэндольфу Ричардсу. Ричардс делает обозрение всех древних свидетельств о секретарях. Он старательно изучает тексты самого известного римского автора писем – политика и философа Цицерона. Для написания большинства своих писем Цицерон пользовался услугами секретарей. Ричардс рассматривает все другие известные личности империи, о которых известно, что они использовали труд секретарей (например, Брут, Помпей и Марк Аврелий). Он не обходит вниманием ни одну ссылку на секретарей, какую только может найти в сохранившихся на папирусе древних письмах, большинство из которых было найдено в Египте за последнюю сотню лет. И он учитывает сведения о письмах и секретарях, полученные из самих раннехристианских источников. Это полное и очень полезное исследование.

Нет никаких сомнений, что апостол Павел иногда пользовался секретарями. Один из них сам сообщает нам, что послание написано им! В Рим 16:22 мы читаем: «Приветствую вас в Господе и я, Тертий, писавший сие послание». Тертий не имеет в виду, что он был автором письма. Он был писцом, который записывал то, что диктовал ему Павел. Для написания Послания к Галатам также использовался писец, поскольку в самом конце Павел говорит своим читателям: «Посмотрите, какими большими буквами я написал вам своей рукой» (Гал 6:11 – перевод еп. К.Безобразова). Комментаторы согласны в том, что Павел диктовал письмо секретарю, а здесь в конце сделал небольшую приписку самостоятельно. Его почерк был более крупным либо потому, что у него была не такая набитая рука, как у секретаря, либо из-за слабого зрения, вынуждавшего его писать большими буквами, или по каким-то иным причинам.

Для всех ли своих посланий использовал Павел секретаря? Этого сказать нельзя. Делали ли секретари свой вклад в содержание письма? На этот вопрос ответить легче. Что бы зачастую ни заявляли исследователи, все имеющиеся свидетельства говорят в пользу отрицательного ответа. То же самое относится к авторам 1 и 2 Пет, а также, фактически, и ко всем раннехристианским писателям.

В своём исследовании Ричардс говорит, что было четыре основных варианта использования секретарей для написания писем. По большей части секретарь просто писал под диктовку автора, довольно неспешно, по слогам; иногда автор говорил со своей обычной скоростью, и это больше походило на стенографию; иногда это было нечто среднее. В других случаях автор поручал секретарю исправить грамматику и улучшить стиль текста, который автор надиктовал или записал сам. Иногда, как считает Ричардс, секретарь вносил в письмо собственные идеи и мысли, и становился как бы соавтором. А порою, говорит Ричардс, секретарь вообще полностью сочинял письмо от имени автора, так что даже если автор потом подписывал письмо сам, все слова и мысли принадлежали секретарю.
Если бы секретари часто или эпизодически делали свою работу двумя последними способами, то разные письма одного «автора» весьма различались бы между собой не только по стилю, но и по содержанию. Но есть ли подтверждения тому, что это было так?

Нет сомнений в первом описанном Ричардсом варианте. Есть огромное количество свидетельств, с которыми можно ознакомиться в работе Ричардса, что авторы часто диктовали письма вместо того, чтобы писать их самим. В этих случаях автор действительно был автором. Пусть сам он не касался пером папируса, но изложенные на нём мысли – его мысли, слова – его слова, а грамматика – его грамматика. Здесь нет никаких проблем.

А вот со следующими тремя категориями проблемы возникают. Одна весьма серьёзная проблема заключена в характере свидетельств. Практически все они исходят от авторов, которые были очень и очень богаты, могущественны и исключительно образованы. Они составляли высший свет, культурную элиту общества: императоры, консулы и сенаторы. Ключевой вопрос в том, насколько их пример может быть соотнесён с представителями низших классов – более скромно образованными, которые хотя и были на голову выше большинства современников, но всё же гораздо ниже какого-нибудь Цицерона или Марка Аврелия. Папирусы, то есть сохранившиеся частные письма, написанные не элитой общества, а простыми людьми, не дают нам никаких сведений об этих трёх категориях.

Другая проблема касается природы тех «писем», которые мы рассматриваем. Большинство писем греко-римского мира писались кратко и по существу. Они занимали одну страницу или даже меньше. Они были очень ограничены по содержанию. Обычно автор представлялся, указывал адресата, приносил за него краткое благодарение богам, сообщал свои новости или высказывал просьбу, затем подписывался. Раз-два и готово.

Причина, по которой это является для нас «проблемой», заключается в том, что раннехристианские послания, которые мы рассматриваем – например, Еф или 1 Пет – совсем на них не похожи. Они представляют собой длинные трактаты, касающиеся важных и сложных тем, оформленные в виде писем. Они обладают стилистическими особенностями древних писем: указаны имена автора и получателей, есть благодарение, основной текст и заключение. Но, в отличие от типичных писем, они гораздо масштабнее, например, в своих богословских разъяснениях, нравственных наставлениях, цитатах из Писания и их интерпретации. Эти новозаветные «письма» больше походят на эссе, облеченные в форму писем. Так что свидетельство кратких стереотипных писем, типичных для греко-римских кругов, совсем не обязательно применимо к «письмам» ранних христиан.

Если иметь в виду эти обстоятельства, то что можно сказать об остальных трёх категориях Ричардса, в которых секретари редактируют письма, выступают их соавторами или вовсе сочиняют их? Да, есть кое-какие сведения, правда, весьма скудные, что секретарям иногда поручалось редактирование писем. Все они относятся к высшим слоям общества Древнего Рима: например, письмо от военачальника Брута и другое от императора Марка Аврелия. Мы не в состоянии определить, была ли эта практика типична или, напротив, выходила за рамки традиции, принятой у сверхбогатой землевладельческой аристократии.

Как признаёт сам Ричардс, свидетельства об оставшихся двух категориях писем практически отсутствуют, по крайней мере, среди приведённых им примеров. При упоминании о возможности соавторства секретаря и самого автора при написании некоторых писем, Ричардс даёт один предположительный пример – письма, написанные Цицероном и его секретарём Тироном. Но позже Ричардс сам сбрасывает это предположение со счетов и поясняет, почему оно, скорее всего, неверно. Примечательно, что это один и единственный пример, который Ричардс приводит перед тем, как заключить: «Теперь очевидно … что секретари использовались в качестве соавторов»! Тяжело понять, что делает его «очевидным», коль скоро он его ничем не проиллюстрировал. Ну, может быть, другие исследователи (или сам Ричардс) когда-нибудь отыщут хоть какое-то положительное свидетельство.

Схожая проблема возникает с идеей, что секретари иногда сочиняли письма за других. И действительно неграмотным людям порой требовалась помощь секретаря-переписчика, чтобы составить акт на землю, брачное свидетельство, товарную квитанцию или какие-то другие документы. И тогда они иногда (но редко) пользовались услугами такого секретаря для написания краткого шаблонного текста. Даже представители высших классов иногда давали секретарю поручение на скорую руку написать кому-то за них стандартное письмо, как это было с Цицероном. Насколько позволяют судить примеры, представленные Ричардсом, так делал только Цицерон и больше никто. Но это совсем разные вещи – набросать короткое стереотипное письмо и написать длинное послание вроде 1 Пет или Еф, которое изобилует деталями, отточенными аргументами, тщательными обоснованиями и тонкими нюансами. Где свидетельства, что сочинение таких писем-эссе когда-либо поручалось секретарям? Насколько мне известно, таких свидетельств нет в принципе.

Ричардсу они тоже неизвестны. Когда Цицерон поручил секретарю побыстрей написать за себя шаблонное письмо так, чтобы оно выглядело, как написанное самим Цицероном, то он сделал то, насколько нам известно, что в античности не делал больше никто. Как пишет сам Ричардс: «Это наталкивает на вывод, что обман такого рода, инициированный самим автором, был действительно редок и, возможно, ограничивался единственным случаем с Цицероном в определённый момент его жизни» (т.е. когда он был старым, уставшим, и ему было лень писать письмо самому).
Что насчёт других секретарей, которые могли бы сочинить письмо (даже не послание-эссе) за другого автора? Опять же, согласно Ричардсу: «Нигде нет указаний, чтобы обычному секретарю поручалось, тем более, чтобы он допускался к сочинению за автора его письма». Напротив, «без прямых ссылок на использование секретаря в качестве сочинителя письма это метод использования секретарей, вероятно, не следует даже рассматривать в качестве допустимого варианта». Таких прямых ссылок, конечно, не существует и в случае с девтеропаулинистскими или петринистскими посланиями.

Мне неизвестно ни об одном свидетельстве или аналогии, которые позволили бы считать, будто Петр или Павел пользовались услугами секретарей, значительно (или незначительно, если на то пошло) влиявшими на содержание посланий. Вот почему при рассмотрении вероятности написания Павлом 1 Тим или Еф, а Петром 1 и 2 Пет, важно учитывать не только стилистику, но и содержание посланий. Когда человек утверждает, что он написал письмо, то он и является собственником его содержимого. Иногда послание, приписываемое Павлу, оказывается противоречащим тому, что Павел сказал где-то ещё, как противоречит Послание к Ефесянам взглядам Павла на воскресение, выраженным в Послании к Римлянам. Поскольку содержание писем (по крайней мере, писем-эссе такого рода) исходило не от секретарей, секретарь не может быть ответственным за эту разницу. Соответственно, Павел очевидным образом никак не может быть в ответе за спорные послания. Другой случай, когда не может быть правдоподобно объяснена принадлежность содержимого письма определённому автору. Например, кто бы ни написал 1 Пет, он был высокообразованным грекоязычным христианином, который знал, как использовать греческие риторические приемы, и с талантом и учётом нюансов мог ссылаться на греческий Ветхий Завет. Это не под силу необразованному, неграмотному рыбаку из галилейского захолустья, чьим языком является арамейский, и никак не могло быть сделано даже секретарём, работавшим под его руководством.

Как я говорил в Главе 2, полезно также конкретно пытаться представить себе, каким образом гипотеза о секретаре могла бы объяснить, как Петр мог сам написать 1 Пет. Он не мог продиктовать послание секретарю, потому что был несведущ в греческой технике сочинительства и риторики. Послание не могло быть продиктовано и по-арамейски с тем, чтобы секретарь потом перевёл его на греческий, потому что оно содержит сложные формы изложения и аргументации, которые работают только в греческом варианте и предполагают знание греческой версии Ветхого Завета, а не еврейской, с которой только и мог бы быть знаком Петр. Не выглядит вероятным и чтобы Петр дал общую суть того, что хотел сказать, а секретарь затем написал за него и от его имени письмо. Во-первых, в этом случае автором письма будет скорее секретарь, нежели Петр, а во-вторых, и это более важно, мы не знаем в Древнем мире ни одной аналогии для такого поступка.

Историкам приходится решать, что вероятнее всего случилось в прошлом. Что вероятнее – сценарий, для которого нет ни одной известной аналогии (Петр просит кого-то написать трактат от своего имени), или сценарий, имеющий многое множество аналогий, поскольку такое происходило постоянно? Подлоги совершались постоянно. Разумеется, это самое лучшее объяснение происшедшего.

То же самое касается посланий с именем Павла, которых он не писал, и в которых содержание, а не только стиль, значительно отличается от собственных взглядов Павла. Эти письма не были написаны секретарями. Они были написаны позднейшими христианскими авторами, выдавшими себя за Павла. В итоге, гипотеза о секретаре, как бы обещающе она ни выглядела на первый взгляд, просто не в состоянии оправдать подлоги в Новом Завете.
Tags:

  • 1
В конце 7-го абзаца
>> Здесь нет никаких проблем.

Режет слух. Мы так не говорим. Может быть "Здесь все ясно", а может вообще убрать?

ну я подумаю, спасибо.

Начиная со "Схожая проблема":
написать кому-то за них стандартное письмо - мне кажется, лучше "написать за них стандартное письмо кому-то", а то "кому-то зависло между "поручали" и "письмо" и не сразу правильно атрибутируется.

Что-то я в предыдущем комментарии поторопился. Эрман удивительно неловко полемизирует с Ричардсом.
Почему то, что примеры относятся к богатым и образованным, делает их несостоятельными? Неужто интеллектуальной элите нужно было править стиль, а вот у простых людей с ним и так всё было в порядке?
Опять же, про Петра неубедительно. Он был неграмотным рыбаком, а в послании риторические приёмы - но для этого же, предположительно, он и доверил бы составить непосредственный текст секретарю! Нет таких известных примеров? А сколько нам известно других писем, подписанных рыбаками? Пётр (и прочие апостолы) находился, в сущности, в уникальной ситуации, так что уникальный случай тут как раз вполне возможен.
Я не хочу сказать, что Эрман неправ, но аргументация его хромает.

ну опять 25
проблема не в аргументации, а в вашем прочтении - вы словно бы не замечаете очевидных вещей
"элитных" примеров правки стиля секретарями тоже практически нет
про уникальность ситуации апостолов непонятно откуда вы взяли.

о правке подумаю, спасибо

Ну позво-о-ольте!..

Одна весьма серьёзная проблема заключена в характере свидетельств. Практически все они исходят от авторов, которые были очень и очень богаты, могущественны и исключительно образованы. Они составляли высший свет, культурную элиту общества: императоры, консулы и сенаторы. Ключевой вопрос в том, насколько их пример может быть соотнесён с представителями низших классов - я говорю вот про этот отрывок. Фактически, Эрман говорит "у нас есть лишь свидетества, что самые образованные люди античности иногда просили секретарей внести в их текст правки, так что я сомневаюсь, что такой услугой пользовались люди без особого образования". Что, согласитесь, звучит странно; конечно, отсутствие свидетельств должно взывать к нашей осторожности (и вопрос о распространённости такой практики в принципе следует ставить под сомнение), но причин считать, что именно менее образованные люди не пользовались редактурой, тогда как интеллектуалы к ней прибегали, как мне кажется, нет.

>>> про уникальность ситуации апостолов непонятно откуда вы взяли.

А вы можете назвать других рыбаков, крестьян и т.д. из глухой провинции, которые должны были составлять теологические и этические наставления для относительно больших масс людей? Я других таких примеров в античности не знаю. Если это результат моего невежества - приношу извинения.

Нет, ну какое невежество. Других таких примеров не было. Я только не пойму, с чего Вы взяли, что был ЭТОТ пример, и рыбаки писали энциклики. Это вопрос не осведомленности, а какого-то странного разленения ума: словно бы лень подумать, а что, собственно, даёт повод говорить об этом примере.
С цеплянием к Эрману скучно уже по той же причине.

Я, наверно, дурак, но чем дальше в лес, тем меньше понятно, о чем сыр-бор.
Вот все понимают, что Евр. написано не Павлом.И что один и тот же автор не мог написать Ин, 1Ин и Отк. Но тем не менее, эти книги канонические. Потому что каноничен не автор, а содержание. Учитель Эрмана приводил остроумный пример: вот если бы удалось найти подлинное письмо Петра к теще, нужно ли было его вводить в канон НЗ?

Так и с девтеропаулинскими посланиями. Пусть их написал не Павел (о, какой великий "пусть"!), но их верное содержание никто не отменял. А установить авторство через две тысячи лет, не имея первоначальной рукописи и бесспорно подлинных образцов почерка, невозможно. Все бессмысленные интеллектуальные спекуляции, причем из одних и тех же посылок делаются противоположные выводы.
"Благодарю тебя, Боже, что я не таков, как другие люди: филологи, историки и прочие гуманитарии" (молитва магистра физики)

Я сначала много написал, изощряясь в остроумии и сарказме, а потом стёр и говорю просто: вопрос авторства поднимает вопрос авторитетности СП. Именно поэтому ортодоксы никогда не признают очевидного. Ведь если написал не Павел, а какой-то хрен с бугра, который ещё и художественно приврал про себя, то с чего это вдруг содержание-то верное? Ну с чего? А здесь ведь только ниточку потяни - поплывёт всё: и догматика, и каноника, и аскетика...

И что мы получим на выходе? Если СП неверно, то тщетна вера, бездейственны обетования, и умершие во Христе умерли и тд и тп., так что ли?

Может я и ортодокс, но мне виделось все проще. В конкретной общине Древней Церкви была полочка с книжками. Те книжки, которые отвечали вере конкретной общины и были зачитаны до дыр, стали считаться авторитетными, остальные - выброшены в корзину переставлены на другую полку. В соседней общине были аналогичные полочки. В какой-то момент содержимое полочек разные общины сравнили и создали Одну Большую Полку с Правильными Книжками. Как пример, учитель Эрмана Мецгер в "Каноне Нового завета", анализируя книги раннехристианских авторов, выделяет ареалы, из которых произошли конкретные Евангелия.

Поскольку после столь долгого временного промежутка нам никогда со 100-процентной уверенностью не установить авторство ни одной книги НЗ, остается принимать каноничность их как данность. "В долготу дний" - таков юридический термин?

А на полочках книги откуда? Скорее всего, если бы не апостольское авторство, часть их там никогда бы не появилась (послания), другая часть никогда бы не задержалась (евангелия). В любом случае, это была бы несколько другая вера и другая церковь.
Даже при всей предполагаемой простоте Ваших взглядов неизбежно осознание того, что если тексты неизвестно кем написаны и последующими поколениями, составлявшими канон, были восприняты некритично, то основания заморачиваться по поводу их содержимого не вполне соответствуют уровню самих заморочек.

(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
Историки, они такие историки, их, может, не надо так близко к сердцу принимать. До середины двадцатого века они изучали себе спокойно нарративы да реликты и ничего. А потом ведь вот вознамерились о вероятностях рассуждать. В этом современном смысле и Фоменко историк, только вероятность его исторических вариантов ничтожна. Вот и Эрман щеголяет этим вероятностным подходом, и за руку его не поймаешь. Однако вероятный вариант не означает очевидный.

Возвращаясь к секретарям, хотелось бы скромно заметить, что если так уж случилось, что сборщик налогов пошел в ученики к плотнику, то не так уж невероятно что интеллектуал мог пойти в ученики к рыбаку. Не, конечно, подонки все подделали, тоже вариант, и вероятнее первого, согласен. Но я не обязан его принимать на веру.

В этом смысле Вы не обязаны ничем и никому, кроме как здравому смыслу. )
Возвращаясь к секретарям, хотел бы скромно заметить, что Вы упёрлись в стилистику и проигнорировали содержание, о чём говорилось раньше. В принципе, это нормально в том смысле, что ожидаемо. Но что невероятного в том, что мент или налоговик пошёл в попы или монахи, я не знаю. Я таких видел много.

(Deleted comment)
"С их точки зрения по этой причине не следует думать о раннехристианских авторах, как о лжецах" (1 абзац)
Запятая после "точки зрения" нужна, а после "как" - нет.

"в Древнем христианстве" (там же)
Заглавная буква не нужна, в отличие от устойчивых названий типа "Древний Рим".

"Несмотря на популярность теории, как и в прежних случаях, я попытаюсь показать её несостоятельность" (2 абзац)
Если "прежние случаи" относятся ко второй части предложения, то лучше перенести их после слова "я" или вообще в самый конец; если же к первой - то в начало.

"либо потому, что у него была не такая набитая рука, как у секретаря, либо из-за слабого зрения, вынуждавшего его писать большими буквами, или по каким-то иным причинам" (4 абзац)
"Либо - либо - или" - нехорошо. Если нужно избежать монотонности, то можно в конце поставить "либо же".

"...четыре основных варианта использования секретарей для написания писем. По большей части секретарь просто писал под диктовку автора, довольно неспешно, по слогам; иногда автор говорил со своей обычной скоростью, и это больше походило на стенографию; иногда это было нечто среднее." (6 абзац)
Может показаться, что это уже пошло перечисление четырёх вариантов. Я бы сделал предложение более цельным. Например: "По большей части секретарь просто писал под диктовку автора, довольно неспешно, по слогам; впрочем, автор мог говорить и с обычной скоростью, и работа секретаря больше походила на стенографию, а иногда это было нечто среднее".

"Нет сомнений в первом описанном Ричардсом варианте" (7 абзац)
Лучше "в первом из описанных Ричардсом вариантов".

"богаты, могущественны и исключительно образованы" (8 абзац)
Тут скорее "образованны".

" касающиеся важных и сложных тем, оформленные в виде писем" (10 абзац)
Лучше "...сложных тем и оформленные...".

"При упоминании о возможности соавторства секретаря и самого автора при написании некоторых писем, Ричардс даёт один предположительный пример" (12 абзац)
Лучше "Упоминая о возможности..." или "Говоря о возможности...".

"И действительно неграмотным людям порой требовалась помощь секретаря-переписчика" (13 абзац)
Правильнее "Действительно, неграмотным людям...".

"он сделал то, насколько нам известно, что в античности не делал больше никто" (14 абзац)
Я бы написал так: "...то, чего, насколько нам известно, в античности не делал больше никто".

"Нигде нет указаний, чтобы обычному секретарю поручалось, тем более, чтобы он допускался к сочинению за автора его письма" (там же)
Запутанная формулировка. Похоже, что к одному и тому же "сочинению письма" относится и "поручалось", и "допускался", да ещё и "тем более" непонятно к чему. Может быть, имеется в виду "поручалось большее: сочинение за автора его письма"?

"Другой случай, когда..." (15 абзац)
Так как в этом предложении сам случай не описывается, то лучше "Есть и другой случай..." или т.п.

"с которой только и мог бы быть знаком Петр" (16 абзац)
"Бы" лишнее.

Большое спасибо. Учёл все замечания.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account