Кое-что о кое-чём

Безмятежное созерцание несоответствия вещей

Previous Entry Share Next Entry
Барт Д.Эрман, "Подлог", ч.19
anchoret
anchoret
Подлоги, совершенные Маркионом

Если вы подумали, что масштаб личности Павла мог служить Древней церкви лишь объединяющим фактором, то оказались крайне далеки от истины. Почти в то же самое время, когда пресвитер из Малой Азии явил миру повесть об апостоле, чреватую расколом из-за роли женщины в церкви, совсем с другого направления пришла ещё большая угроза церковному единству. Она заключалась в учении одного из самых больших почитателей Павла, учителя и богослова второго столетия н.э. Маркиона.

К сожалению, ни одно из сочинений Маркиона не сохранилось. Все они были в своё время сочтены еретическими и уничтожены. Что у нас есть, так это труды его оппонентов, включая уже упомянутого Тертуллиана, который написал опровержение учений Маркиона в пяти книгах. Этот труд сохранился и представляет собой золотую жилу по количеству информации о человеке, вызвавшем столько споров и разногласий в Древней церкви.

Маркион был выходцем из города Синопа на Южном побережье Черного моря. Как сообщают, его отец был епископом местной церкви, так что Маркион рос и воспитывался в христианском окружении. Его семья принадлежала к высшему обществу, а сам он ещё в молодости стал предпринимателем предположительно в области кораблестроения. Сколотив приличное состояние, он уехал из Малой Азии в столицу империи Рим, где активно участвовал в церковном служении. Ученые традиционно относят римский период его жизни к 139-144 годам н.э.

Именно в Риме Маркион развил свои особые богословские идеи. Его особенно привлекала мысль Павла, что человек оправдан пред Богом не исполнением требований иудейского закона («делами закона», по его выражению в Гал 2:16), но только верой в Христову смерть и воскресение. Эту идею Павел особенно подчеркивает в канонических посланиях Галатам и Римлянам. Он проповедовал своё «евангелие» (буквально, «благую весть») язычникам, говоря им, что смерть Христа примиряет с Богом всех, кто имеет веру.

Маркион видел контраст между иудейским законом и христовым евангелием и дал увиденному логическое продолжение. Где закон, там нет евангелия. У закона и евангелия фундаментальные различия. Они противоречат друг другу. Ветхий Завет не имеет никакого отношения к благовестию Павла. Для Маркиона неизбежный вывод заключался в том, что Бог, который дал иудейский закон, не может быть тем же Богом, что спас людей от их грехов, которые они навлекли на себя нарушением закона. Другими словами, ветхозаветный Бог не был Богом Иисуса и его апостола Павла. Определенно это были два разных Бога.

Маркион считал, что Богом Ветхого Завета был еврейский Бог, который создал этот мир, избрал Израиль своим народом и дал ему свой закон. Однако никто не мог исполнять этот закон. И так становится ясно, что каждый приговорен Богом Ветхого Завета к проклятию. Он был Богом гневным и праведным, – не злым, а просто безжалостно правосудным. А Бог Иисуса, с другой стороны, был Богом любви, милосердия и прощения. Этот благой Бог, будучи старше Бога евреев, послал Иисуса в мир, чтобы он умер за чужие грехи и спас людей от гнева Бога Ветхого Завета. И тогда спасение приходит через веру в смерть Иисуса.

Маркион вознамерился обосновать свою доктрину двух Богов в книге под названием «Антитезы» (т.е. «обратные утверждения»). В ней он указал на серьёзные противоречия между Ветхим Заветом и учением Иисуса и Павла. Например, Бог Ветхого Завета приказывает евреям захватить обетованную землю и в первую очередь разрушить город Иерихон (Нав 6). Он отдаёт им указание войти в город и истребить в нем каждого мужчину, женщину и ребёнка. Разве это тот же Бог, – спрашивает Маркион, – который говорит «Люби своих врагов», «Обрати другую щеку» и «Молись за гонящих тебя»? Совсем непохоже, чтобы это был тот же Бог. Потому что это не он.

Бог Ветхого Завета посылал своих пророков, одним из которых был Елисей. Однажды, как повествует Ветхий Завет, Елисей был словесно оскорблен группой мальчишек, которые смеялись над его лысиной. Елисей призвал гнев Божий на этих мальчишек, и две вышедшие из леса медведицы растерзали из них сорок два ребенка (4Цар 2:24). Разве это тот же Бог, что сказал «Пустите детей приходить ко мне»? Нет, есть два разных Бога.

Поскольку Бог Иисуса не есть Бог Ветхого Завета и, следовательно, не создатель мира, Иисус не мог принадлежать к числу тварных созданий. Он не мог родиться в этом мире как существо из плоти и крови, иначе он бы принадлежал Богу евреев наравне с его прочими творениями. Иисус должен был прийти с небес, непосредственно от истинного Бога. По этой причине физически он не был человеческим существом. Он только казался им. Короче говоря, Маркион оказался докетом (см. Главу 2). Для обоснования своих взглядов он опять же мог обратиться к текстам Павла, который писал, что Иисус пришел в этот мир «в подобии плоти греховной» (Рим 8:3). Для Маркиона всё это было лишь видимостью.

Маркион отмечен как первый христианин, настаивавший на определенном каноне Священного Писания, то есть собрании книг, в которых он видел божественный авторитет. По большинству параметров канон Маркиона был замечательно короток. Поскольку еврейский Бог не был истинным Богом, его книга не была частью христианского Писания. Христианского Ветхого Завета просто не было. Но канон всё равно состоял из двух частей. В одной из них были послания Павла. Маркион знал десять из них, все они есть в Новом Завете. Не знал он только Посланий 1 и 2 Тимофею и Титу, так называемых пастырских посланий. Кроме этого, в своих посланиях Павел постоянно обращается к своему «благовестию». Поэтому второй частью канона Маркион сделал евангельский рассказ о жизни Иисуса. По всей видимости, это было переложение Евангелия от Луки.

Проблемой для этого канона из одиннадцати книг явилось то, что даже в нем цитировался Ветхий Завет как авторитетный источник, а мир выглядел созданием истинного Бога. Как это могло случиться, если Маркион был прав в своих взглядах на Павла и Иисуса? У Маркиона на это был простой ответ. Он считал, что после того, как Иисус оставил эту землю, его последователи и ученики переменили его учения и вернулись к своим прежним иудейским воззрениям, неверно толкуя смысл Христова благовестия и искажая последнее в пользу благости Бога-творца и его творения. Они никогда до конца не понимали учения Иисуса о том, что создатель не был истинным Богом. Именно поэтому Павел был призван к апостольству. Бывшие до него апостолы изменили учение Иисуса, и Павлу было поручено это исправить. Согласно Маркиону, через распространенность ложного истолкования им было заражено множество христиан, включая переписчиков текстов Павла и Луки. На самом же деле эти одиннадцать книг годами переписывались неправильно. Писцы, которые не понимали истины, что существует два Бога, что Иисус на самом деле не рождался и не был человеком и т.д., эти писцы изменили содержание текстов и наполнили их ложными представлениями. Поэтому Маркион отредактировал свои одиннадцать книг, вымарав из них всё, что казалось ему слишком иудейским.

Помимо этих одиннадцати книг у Маркиона и его последователей были другие сочинения, подделанные под писания Павла. Об этом мы знаем из частично сохранившегося текста, дошедшего до нас из второго столетия, текста, где в противовес канонам Маркиона и других еретиков обсуждается вопрос, какие книги в действительности составляют канон Священного Писания. Этот текст называется каноном Муратори в честь итальянского ученого Муратори, который его открыл. Помимо прочего канон Муратори указывает, что маркиониты, последователи Маркиона, сфальсифицировали два письма от имени Павла – христианам городов Александрии и Лаодикии. Эти послания александрийцам и лаодикийцам, к сожалению, не сохранились. Но мы можем быть вполне уверены, что если когда-нибудь их найдут, то идеи о двух Богах, не-человеке Иисусе и принесённом им спасении будут видны в них гораздо сильнее, чем в книгах канона, составленного Маркионом.
Tags:

  • 1

предприниматель в области кораблестроения

А ничего, что докеты впервые упоминаются через полвека после Маркиона? Я фигею, до чего неряшливо пишет человек, даром что полный профессор.

"Докет" - это название носителя убеждений. Если Маркион жил до того, как эти убеждения стали массово распространены, но исповедовал те же убеждения, это не мешает назвать его докетом. Ну или "протодокетом" )))

Любой докетизм легко разбивается вопросом: "а что же римские солдаты распяли на кресте?" - соответственно, спор шёл не о том, обладал ли Иисус физическим телом (очевидно, что обладал), а было ли это тело плотью. При этом прото-ортодоксы превратили само слово "плоть" в своё знамя, но забыли выкинуть из тех же посланий Павла и корпуса Иоанна слова, сказанные там о "плотских" людях и о "плоти" в целом.

Юр, это какая-то игра в поддавки, что ли? ) Ты всё время такие смешные комменты оставляешь, что даже возражать как-то неудобно. Он действительно пишет о носителе взглядов докетизма, и учёным не заподло писать, что следы антидокетической полемики присутствуют аж в Евангелии от Иоанна, а одним из первых полемистов с докетами был аж Игнатий Богоносец. Это всё равно, что назвать того же Игнатия исповедником православия, хотя само понятие христианской ортодоксальности тоже ему не ровесник.

Ученые вроде этого автора, надо понимать? По этой логике Маркс был большевиком, потому что про что-то вроде большевизма писал.

«Короче говоря, Маркион оказался докетом»
Эрман сразу оговорился, что в данном случае он пишет популярную книжку. Читая популярную лекцию для не слишком подготовленной аудитории даже профессор может допустить что-нибудь достаточно ироничное, например: «Короче говоря, Маркс оказался большевиком». Он в таком случае просто отсылает неподготовленного слушателя к более или менее знакомому термину, желая пояснить, что за зверь такой этот самый мало известный сейчас Маркс. Мне показалось, что и здесь что-то подобное. Ироничен даже сам оборот речи. Экономя место и время Эрман отсылает читателя к ранее разъясненному термину. Как-то так, мне кажется..

"По большинству параметров канон Маркиона был замечательно короток"
А как это - короток по большинству параметров? :)

"Согласно Маркиону, через распространенность ложного истолкования им было заражено множество христиан"
Не очень понятно, чем "им". То есть понятно, что толкованием, но сначала кажется, что то ли Маркионом, то ли Павлом.

"На самом же деле эти одиннадцать книг годами переписывались неправильно"
Ожидается противопоставление предыдущему предложению, но там его нет.

Да, надо переделать. Спасибо, как обычно.


Вам спасибо за основную работу. :)

Эрмана иногда называют "критиком ортодоксии". Что в корне неверно: он не критик, а лакей ортодоксии. В частности, большая часть здесь изложенного - наглая ложь, повторяемая уже 1800 лет, но от этого истиной так и не ставшая.

Не затрагивая вероубеждений Маркиона, скорее всего, придуманных за него всякими тертуллианами и приписанных ему уже после его смерти, "докетизма", в частности, текстами он пользовался как раз подлинными, а уже позже "чудотворцы и наследники апостолов" переписали и Павла (увеличив объём едва ли не вдвое), и Евангелие (расписав из одного краткого Маркионова все три Синоптических).

(Deleted comment)
папу своего по загривку трепи, огарок

  • 1
?

Log in

No account? Create an account