Кое-что о кое-чём

Безмятежное созерцание несоответствия вещей

Previous Entry Share Next Entry
Барт Д.Эрман, "Подлог", ч.3
anchoret
anchoret

Глава 1. Мир фальшивок и подлогов
Всегда, когда я читаю лекции о подлогах, я мысленно возвращаюсь к своей первой лекции по этому предмету двадцать пять лет назад в Рутгерском университете. Как это ни покажется странным, тогда все только и говорили о подлоге. Всего несколькими месяцами ранее тема подлога не сходила с первых страниц мировых газет. Ведь были открыты дневники Адольфа Гитлера, и их подлинность была подтверждена одним из главных мировых экспертов по фюреру британским историком Хью Тревором-Ропером. Дневники были куплены за несколько миллионов долларов сначала немецким журналом Штерн, а затем Руперт Мердок выкупил права на публикацию в Великобритании. Но едва им стоило появиться на свет, стало ясно, что это ничего не стоящая фальшивка.
Изготовителем фальшивки был житель Западной Германии Конрад Куяу. Вырос он в бедной рабочей семье, и в раннем возрасте обнаружил таланты художника, что открыло перед ним карьеру мошенника. Некоторое время ему пришлось провести в тюрьме для малолетних преступников за подделку талонов на питание, но он пользовался разными именами, да и покупатели дневников Гитлера не усердствовали в изучении его биографии.
Дневники Гитлера состояли из почти шестидесяти переплетенных тетрадей, якобы исписанных Гитлером от руки в пору его пребывания у власти с июня 1932 до самого конца в 1945. Для коллекционеров нацистских реликвий такое открытие было бы бесценно. У нас есть много документов и картин, принадлежащих руке фюрера, но нет ничего, подобного этому: личный отчет о повседневной деятельности, встречах, успехах, неудачах, симпатиях, антипатиях и случайных мыслях. Когда Штерн вступил во владение рукописями и решил публиковать их в течение 1984 года, издатели проконсультировались с Тревор-Ропером, который, несмотря на первое подозрение в подделке, убедился в их подлинности после беглого просмотра нескольких страниц. Документы выглядели старыми, содержали много подлинной информации и не относящихся к делу отступлений, которые так естественны для личного дневника. И их было так много! Какой подделыватель взялся бы за такую работу?
Кроме того, существовало правдоподобное объяснение тому, как дневникам удалось сохраниться. Хорошо известно, что когда поражение стало неизбежным, Гитлер самолётом отправил из Берлина несколько металлических ящиков со своим имуществом, но самолёт был сбит и пилот погиб. Местные крестьяне растащили обломки самолёта, и ящики оказались в частных руках. Позднее коллекционеры стали скупать такого рода реликвии, и одним из них оказался Конрад Фишер (вымышленное имя Конрада Куяу), которому и достались дневники. Якобы они были контрабандой переправлены через границу его братом, генералом армии ГДР.
На самом деле это всё было фальсификацией Куяу, который научился прекрасно имитировать почерк Гитлера, подробно изучил его биографию по авторитетным источникам и старательно корпел над подделкой дневников три года подряд в начале 1980-х. Чтобы состарить бумагу, он мочил её чаем и сушил, распластав на столешнице. И дурачил он экспертов довольно долго, так что успел получить 4,8 миллионов долларов за свои усилия.
Однако за день до назначенной публикации дневников Тревор-Ропер начал сомневаться. В течение следующих нескольких дней, когда Штерн уже объявил о самой значимой исторической находке последних десятилетий, были привлечены другие специалисты. И они признали дневники подделкой вне всякого сомнения. Эксперты криминалисты обнаружили, что бумага, клей и чернила изготовлены уже после 1945 года, а историки указали на массу фактических ошибок в дневниках.
Куяу был обвинен в подлоге, по нынешним законам являющимся преступлением (однако, как мы увидим, не по древним меркам), и провел несколько лет в тюрьме. Вышел он оттуда, всё же, нераскаявшимся, и провёл большую часть оставшейся жизни изготавливая имитации Моне, Рембрандта и ван Гога, но уже продавая их именно как имитации. Это даже создало рынок для других подделывателей, которые изготавливали и продавали копии с имитаций Куяу. В итоге этой затянувшейся истории Куяу к концу своей жизни написал автобиографию, но так и не издал её. Вместо неё под его именем вышла книга «Подлинность подделки». Куяу клятвенно утверждал, что ни одного слова в ней им написано не было.
Подлоги в Древнем мире
Когда я читаю публичные лекции о подделках, то часто слышу вопрос: «Да кто бы на такое осмелился?» Ответ прост: «Да многие!» И по многим разным причинам. Сейчас самая распространенная причина, конечно, это деньги. Конрад Куяу здесь служит самым известным и показательным примером, но у него есть сотни менее известных коллег и последователей. Торговля подделками по-прежнему процветает. Фальшивки, якобы принадлежащие Джорджу Вашингтону, Аврааму Линкольну, Лорду Байрону, Роберту Фросту и многим, многим другим продолжают наводнять рынок, о чем ярко свидетельствует новейшая литература по современным подделкам. Все эти подделки почти всегда изготавливаются для того, чтобы быть проданными в качестве подлинников. В Древнем мире этот род деятельности также процветал, только не хватало экспертов, которые могли бы определить подлог, но в самом христианстве он никогда не был главным по очень простой причине: христианские книги, в общем-то, не предназначались для продажи.
Иные мошенники в наши дни готовы подделать документ просто для того, чтобы посмотреть, получится ли это у них. Такое также случалось и в Древнем мире. Самый известный пример – это хорошо известная история Дионисия Гераклейского.
Дионисий был образованным ученым и философом третьего века до н.э. В конце жизни он заработал прозвище «Перебежчик», потому что отпал от учения стоицизма, когда осознал, что его философские взгляды противоречат реальному жизненному опыту. Стоики учили, что люди должны умственно и эмоционально удалиться от боли и страданий этой жизни чтобы обрести внутреннее спокойствие духа. Долгое время Дионисий и следовал этой установке. Но потом он заболел и испытал очень много боли, в результате чего пришел к выводу о лицемерности своих философствований о ней. Тогда он покинул стоиков, за что они и назвали его перебежчиком.
Но по-настоящему известным его сделала история с проделкой, которую он устроил другому философу, своему бывшему учителю и неизменному оппоненту, Гераклиту Понтийскому. Проделка была построена на подлоге, и ставила целью подставить Гераклита, выставив его в глупом виде.
Дионисий написал и пустил в обращение трагедию, которую назвал «Парфенопей», утверждая, что эта пьеса принадлежит известному греческому драматургу Софоклу. Пьеса попала в руки Гераклиту и не вызвала у него сомнений в её подлинности. Гераклит стал постоянно цитировать её, когда говорил о Софокле. Именно на это Дионисий и рассчитывал, чтобы посмеяться над своим недругом. Он триумфально предстал пред Гераклитом и заявил, что пьеса подделана им самим. Гераклит, однако, не поверил ему и принялся настаивать, что Дионисий лжёт. Но у Дионисия была пара козырей в рукаве. Он указал Гераклиту, что если сложить начальные буквы строк первой части пьесы в акростих, то получится имя Панкалос, которое принадлежит любовнику Дионисия.
Гераклита это не убедило, и тогда Дионисий предъявил ему два других акростиха, полученных из текста. Первый представлял собой поэтический куплет:
Не поймать в ловушку старую мартышку;
Нет, смотри – попалась, главное – дождаться.
Другая строка было ещё более оскорбительна:
Гераклит в письме невежда, и невежества своего не стыдится.
Мы не найдём ничего столь же веселого или оскорбительного в трудах первых христиан. Мы не имеем достаточно свидетельств того, чтобы кто-то из христианских авторов подделывал документы лишь чтобы увидеть, получится ли это у него. Тем не менее, было много раннехристианских подделывателей, которые совершили массу подлогов по многим иным причинам. Как я уже отмечал во Введении, у нас есть многочисленные поддельные документы, относящиеся к ранней церкви: различные Евангелия, Деяния, Послания и Апокалипсис (все четыре литературных жанра Нового Завета), и все они претендуют на апостольское авторство.
Многие из этих неканонических книг примечательны и заслуживают прочтения. Среди них есть, например, Евангелие от Петра, которое даёт детальное описание Воскресения. Это необычно, потому что – многие читатели этого даже не замечали – Новозаветные Евангелия не дают никакого описания. Они говорят, что Иисус был похоронен и что в третий день гроб был пуст, но не рассказывают, как происходило исхождение из гроба. А в Евангелии от Петра такое описание есть, и согласно ему Иисус вышел из гроба, поддерживаемый двумя ангелами, которые были высотой с гору, а Иисус был ещё выше, и сзади них поднялся Крест, говорящий с Богом в Небесах. Другие «апостольские» Евангелия, якобы написанные братом Иисуса Фомой, его учеником Филиппом и Марией Магдалиной рассказывают другие поразительные истории об Иисусе или передают эксцентричные поучения, якобы им сказанные. Все эти книги претендуют на подлинность, и все они были признаны подложными ещё ранними христианами, которые не поверили, что апостолы могли такое написать.
Есть ещё неканонические Деяния, которые рассказывают о приключениях апостолов после Вознесения, например, Деяния Павла, в которых Павел учит, что для того, чтобы наследовать жизнь вечную, последователи Иисуса должны воздержаться от секса даже в браке и избегать брака, если ещё не вступили в него. Эта книга была сфальсифицирована в Малой Азии (территория современной Турции) во втором столетии. Мы знаем об этом благодаря известному отцу церкви Тертуллиану, который рассказывает, как некий пресвитер был пойман на подлоге, и по церковному суду без церемоний лишен своего места. Большинство церковных руководителей ни во что не ставили фальшивки, но всё равно множество их ходило в обращении. До сих пор у нас есть полные копии Деяний Иоанна, Петра, Андрея и Фомы, а также фрагменты более ранних работ, которые целиком не сохранились.
Были также поддельные послания, среди которых есть переписка между Павлом и Сенекой, которая призвана показать, что Павел не только был тесно знаком с величайшими умами империи, но также ценился и почитался ими. Некоторые позднейшие главы церквей считали эту переписку подлинной, но прочие считали её подлогом, совершенным ради большего прославления Павла. Были и дебаты относительно подлинности других посланий Павла, Петра и даже Иисуса. Некоторые из этих писаний сохранились.
Христианский литературный пейзаж усеян также подложными апокалипсисами, включая интереснейший экземпляр, обнаруженный в 1886 году в египетском захоронении: рассказ Петра, ведущийся от первого лица, о персональной экскурсии по раю и аду, которую провёл для него сам Иисус, о положенном благоденствии спасенных и страшных мучениях проклятых. Эта книга, как оказалось, едва не попала в канон Нового Завета, поскольку даже в четвертом столетии в церковном руководстве были люди, считающие её Священным Писанием. Другие, правда, считали её подделкой.
Это лишь несколько документов из тех, о которых спорили в Древнем мире. Одни христиане считали, что это действительно апостольские труды и их место в Новом Завете, другие настаивали, что это подделки. Сколько было всего таких документов? Мы никогда не узнаем. В настоящее время нам известно более ста писаний первых четырех веков, которые считаются подделками, изготовленными самими христианами.



Tags:

  • 1
Про историю с дневниками есть отличный британский мини-сериал Selling Hitler по одноименной книге Роберта Харриса, там довольно гротескно все это показано.

Можно опять играцца в угадайку? Мои смутные ставки таковы:

провёл большую часть оставшейся жизни (зпт) изготавливая имитации
(в)ан Гога
(Л)орду Байрону
удалиться от боли и страданий этой жизни(зпт)чтобы обрести внутреннее спокойствие
Проделка была построена на подлоге(,) и ставила целью
потому что – многие читатели этого даже не замечали – Новозаветные...//.. потому (многие читатели этого даже не замечали), что Новозаветные...потому/что
литературный пейзаж усеян (фразеологич. нива усеяна, пейзаж накорябан).

С интересом жду отклика от вчерашнего собеседника с юзерпиком "грамма наци"!

в первом случае точно никакой зпт! Я гарантирую это.
И почему Лорду? Это титул, а не имя. Пруф.

Меня вот тоже ломает насчет запятой. Не лезет она туда. Но вроде же деепричастный оборот - или нет?
Да, "лорд" с маленькой, я про то же как раз.

Спасибо, сниму вопрос тогда.

Раз зовут, нельзя не прийти!

провёл большую часть оставшейся жизни, изготавливая имитации
Ван Гога [можно оставить, так привычно]
лорду Байрону
удалиться от боли и страданий этой жизни, чтобы обрести внутреннее спокойствие
Проделка была построена на подлоге и ставила целью

Про читателей и про пейзаж воздержусь. Ещё убрал бы запятую в "Вырос он в бедной рабочей семье(,) и в раннем возрасте обнаружил таланты художника".

О, как прекрасно, что Вы со мной согласны! С запятой Вашей тоже согласна.

Ну вот, тем временем первое поправили. А вообще мне как-то неловко устраивать здесь филиал pishu_pravilno. :)

Это до Вашего прихода еще разговор был. Так что теперь и не знаю (про первое).
А насчет филиала - так ведь Анахорет сам просит.

Ну, правил-то мой приход не отменяет. :) Я просто сам не заметил, что уже дан ответ с правилом.

Да напротив, "слава Богу, ты пришёл". Благодаря Вашим в том числе замечаниям я не только ошибки правлю, но иногда и вовсе меняю фразу, если вижу, что словесная конструкция оказывается сложной и неуклюжей.

Тогда другое дело.

Просто механически калькировал с английского, в нем титулы и звания всегда с прописной. Поправлю, спасибо.

Не покидает смутное чувство, что уже читал это.

Эрман нередко повторяется, когда дело идёт о каких-то общих местах, так что если читали у него что-то раньше, то вполне возможно, что чувство не обманывает.

Спасибо, на самом деле очень интересно читать эти отрывки. Но меня лично, не знаю, как остальных, не покидает вопрос: а как автор выкрутится из этого положения (и будет ли выкручиваться?)? Ведь если все подложное, то и сами события, описываемые в Евангелии возможно усомнить. Будет ли на это ответ в итоге (не обязательно положительный)? В каком проценте можно быть "уверенными" в подлинности событий? Вы уже дочитали книгу до конца?..

Дочитал, конечно. Заданный Вами вопрос не лежит в сфере проблематики, которая рассматривается в данной книге, поэтому его автор касается только вскользь. Но есть масса другой литературы, посвященной вопросу историчности евангельских повествований. Там мно-ого чего интересного.

Edited at 2012-06-03 09:10 am (UTC)

вот мне интересно, им тоже кажется, что у нас всё кверх ногами?
Толи я такой шизонутый? Вот, читаю и чудится мне, что расстройства автора в отношении писания, во многом высосаны из пальца. Толи подспудно сидящее "соло скриптура" выкидывает с ними такой фокус?
Во всяком случае, с моей точки зрения как-то даже нелепо удивляться и расстраиваться наличию апокрифов. Я то почему-то канон книг НЗ, так и понимал, как выбор именно тех книг, из многих ходящих, в отношении которых произошла, сказать что ли акцепция церковью. И собственно писание не есть изначально как нечто первое, и не есть нечто первое вторично, потому как сам канон, законное включение, тоже продукт деятельности церкви.
А вот читаю, и мне жаль автора, столько сил ушло на осознание этой банальности. И вызвало такие расстройства.
И это обстоятельство, если не ставит под сомнение дальнейшие исследование, то вынуждает относиться к ним чрезвычайно осторожно.

Вы несколько торопитесь с выводами, кажется. Ведь в каноне, о чём, несомненно, автор далее скажет, тоже полно подлогов.
Мне представляется, что Эрман скорее постепенно подготавливает читателя (не зря он подчеркнул, что книга для неспециалистов) к этой новости, выдавая информацию порционно. "Вот, представляете, какой-то парень решился написать апокриф от имени самого Петра!.. Кстати, половина канонических посланий Павла ему не принадлежит".

Вот я не понял, извините: какие такие "расстройства автора в отношении писания"? Или я что-то пропустил, или эта какая-то недоступная моему пониманию метафора.
Я, вне всякого сомнения, не специалист, и мне читать такого рода популярное обобщение очень интересно. А то обстоятельство, что за перевод взялся весьма квалифицированный по моему убеждению человек, дает некоторую гарантию качества исходного материала. Если перевод будет успешно завершен (на что надеюсь), то книжка будет пользоваться несомненным успехом у интересующейся публики (вроде меня - неспециалистов).

Edited at 2012-06-04 01:30 pm (UTC)

хм. честно, я не понял с чем я тороплюсь?
Предположений о чем будет писано далее, я не делал. Тем паче был далек от конечных выводов. Я лишь, подытожил то, что прочитанное во введении, и начале 1части, настроило меня в некотором смысле скептически. Реверансы же мои в сторону писания, канона книг НЗ и т.п. Не более, чем недоумение в сторону solo scriptura. И мне, таки, любопытно, одному мне оно здесь подспудно чудится?

о расстройстве, которого ни кто кроме меня не увидел.
*налицо процесс введения в проблематику, никакого удивления или расстройства я не наблюдаю
*Вот я не понял, извините: какие такие "расстройства автора в отношении писания"? Или я что-то пропустил, или эта какая-то недоступная моему пониманию метафора.

Как сам автор и пишет, в конце введения, труд не научный. Введение в проблематику происходит через личность, его размышления, переживания и ощушения. Собственно вот, цитата, того что я именую расстройством.
"И если в ней есть ошибки, это уже не вполне истина. Это было проблемой для меня, потому что мне хотелось верить в истину, божественную истину, а я увидел, что Библия вовсе не является всецело божественной истиной. Библия была очень человеческой книгой."
Вот, такие проблемы, я склонен называть расстройством. Как по мне проблема перезанять тыщ 5 до зп, али машину починить, а когда лет 5-7 жизни (сколько там сложить среднюю школу, Муди, и Уитон немного) начинают шататься, искрении убеждения сыпаться и стройность воззрений рушится, и ты понимаешь, что всё рассыпалось и приходится начинать сначала. Так это расстройство. Впрочем, я не настаиваю, пусть не расстройство. Пусть будет на американский манер, это "было проблемой". Однако событие то веховое, знаковое, принципиальное.

По-моему вы торопитесь в том смысле, что вы - по крайней мере, это так звучит - соединяете шок, о котором Эрман говорит во введении, и апокрифы, о которых он говорит в этом кусочке первой главы, как следствие и причину. Конечно, если б это было так, это было бы достойно удивления, однако я не вижу причин считать, что это действительно так.

Теперь понял. И хотя апокрифы уже и в введении появляются. Я далек от мысли объяснять всё лишь апокрифами. Слишком уж это как-то примитивно. Однако, выразился бестолково. Виноват.

Вам уже выше ответили достаточно верно, на мой взгляд: налицо процесс введения в проблематику, никакого удивления или расстройства я не наблюдаю. А осторожно относиться следует ко всему, это похвальная добродетель. )

"Иисус был ещё выше, и сзади них поднялся Крест, говорящий с Богом в Небесах". Кто с Богом говорил? Крест или Иисус?

Как из грамматического построения фразы можно сделать вывод, что с Богом говорил Иисус? Ну вот как?

Так это не опечатка? Как там в оригинале все-таки?

  • 1
?

Log in

No account? Create an account