November 2nd, 2009

mouse

Кое-что о национальной идентификации

Много лет назад мы путешествовали с церковным хором по Атлантическому побережью США - от Новой Англии до Флориды. Поездка была организована отвратительно, ребята ничего не заработали (ну зато типа страну посмотрели), хотя коллектив был очень хороший (некоторые из них сейчас довольно известные люди), и там, где народ каким-то чудом, невзирая на отсутствие информации о гастролях, всё-таки на концерты попадал, он оставался в восторге и недоумении. В восторге от пения, в недоумении от очевидно провальной деятельности импресарио.
В Бостоне была унылая дождливая погода. Было очевидно, что о концерте опять никто не знает и, скорее всего, его придётся отменить (так и случилось). Все, устав с дороги, завалились спать, а я с другом пошел погулять по городу. Мы забрели в пустой итальянский ресторанчик, сели за стойку и немного развеселили свои сердца. Бармен (молодой итальянский иммигрант), проникнувшись после третьего shot'а к нам доверием, завёл беседу. Узнав о наших бедах, он развернул атлас автомобильных дорог и довольно экспрессивно начал рассказывать нам о бостонских пригородах, где совершенно очевидно, по его мнению, нам следовало бы выступить.
"Вот здесь живёт очень много русских. Какие там дома! Вот здесь тоже целый район. Какие дома, как они гуляют! О! Мы обслуживали там свадьбу! Сколько они пьют! Там очень, очень богатые люди. Вот здесь ещё много русских. Очень богатый район! Там прекрасно, прекрасно! Вам стоило бы выступить здесь и здесь. О, как они веселятся!"
На наш заинтересованный вопрос "а церкви там есть?" парнишка кротко ответил: "нет, только синагоги".
ужос

Кое-что о всесожжениях

Из трёх покупателей книжного магазина, пустующего в вечерний час, одна, страдавшая от отсутствия дорожного молитвослова, отказалась покупать рекомендованного ей продавцом Шмемана из-за сомнительной фамилии, другой, очень к месту (как он думал) процитировавший ей "несть ни эллина ни иудея", отказался взять пакет с названием и реквизитами магазина "Православное слово" (причем никакой религиозной символики пакет на себе не имел), достаточно внятно мотивируя свой отказ вероятностью ненамеренного осквернения полиэтиленовой святыни. "Ну и что ж", сказал продавец, до этого момента казавшийся мне вполне вменяемым, "порвётся - отнесёте в храм на сожжение". Третий покупатель, стяжавший пару чаемых книжек, слушал всё это, дожидаясь своей очереди, и... как бы это помягче сказать.. офигевал.