April 15th, 2007

anchoret

Кое-что об уверении Фомы

Словно загипнотизированная толкованием Златоуста на евангельское повествование об уверении Фомы, вся православная Церковь вспоминает в этот день о вложении апостолом руки в крестные раны Спасителя. Об этом говорят также другие толковники, литургические тексты, иконы, проповеди, даже появляются какие-то идеи о принятии Фомой через это осязание Духа Святаго (в отличие от остальных апостолов, которым Господь Сам сказал в предыдущее свое явление: "Приимите Духа Святаго").
Между тем, евангельский текст (Ин 20:24-29) недвусмысленен: Фома горячится, что не поверит в Воскресение, пока не увидит Иисуса сам и не "вложит перста своего в раны от гвоздей" (говоря проще, пока не всунет палец в дырку от гвоздя) и руку в ребра. Воскресший является и велит смотреть и осязать. И пылкий Фома, увидев своего Учителя телесными очами, прозревает и духовно, ибо сразу реагирует исповеданием: "Господь мой и Бог мой!" (никто до Фомы Иисуса Богом не называл!) Нет здесь ни слова о том, что в тот момент Фома хотя бы слегка коснулся Воскресшего Христа. И Иисус прямо подтверждает это следующими словами: "ты поверил, потому что увидел Меня". Не увидел и осязал, как хотел было сам Фома и как предложил ему Господь, а просто - увидел.
Еп.Кассиан (Безобразов) дипломатично замечает, что в принципе не имеет значения, как повёл себя Фома, важно лишь то, что разрешение осязать было ему дано. Ну, для нашей веры в Воскресение Христово, пожалуй, что и безразлично. Но для меня почему-то очень дорого именно то прочтение, которое, к сожалению, практически проигнорировано нашей традицией.