March 13th, 2007

anchoret

Кое-что об архиерейском жезле

В связи с недавним чукотским посланием активно начала обсуждаться тема нужности/ненужности Поместного собора. Его противники обычно говорят, что вполне достаточно и собора архиерейского, т.к. всё равно миряне не пользуются на поместных соборах правом голоса. Да и кого, дескать, архиереи пригласят из мирян, кроме заранее согласных подпевал?
Это и так, и не так. Вот, например, по регламенту Поместного собора 1917-1918 гг. миряне могли голосовать наравне с прочими членами Собора, но эти решения, прежде чем быть принятыми Собором, должны были быть одобрены исключительно голосами архиереев, т.е. получалось как бы голосование в нижней и верхней палате. Разумеется, просто так, молчком, обойти неудобные для архиерейской корпорации решения в такой ситуации уже не получится. Да и участвующие миряне были не какими-то церковными бабками, а виднейшими учеными тех лет - это были депутаты духовных школ и богословских комиссий.
В дни моей церковной молодости один священник как-то неожиданно спросил меня: "А ты знаешь, что означают две змеиные головы на архиерейском жезле?" Вопрос был не совсем случайным, потому что мы оба в тот момент взирали именно на такой жезл, стоящий на солее при царских вратах - раззолоченный знак епископского достоинства. Я бодро отрапортовал, что змий - это знак мудрости, а два змия - это знак сугубой мудрости, коя приличествует архипастырю в его многотрудном служении.
Батюшка вздохнул: "Нет, ты не понимаешь. Это - символ Церкви, где одна голова означает белое духовенство, а другая - черное (т.е. женатых священнослужителей и монашествующих, если кто не знает). Можно толковать и так, что одна голова - это иереи, а другая - архиереи". После паузы, снова вздохнув, он добавил: "Была ещё третья голова - народ Божий, но две первые её сожрали".