Анахоретъ (anchoret) wrote,
Анахоретъ
anchoret

Category:

Теперь кое-что о церковности и о себе

Видимо, этот постинг мне ещё пригодится в дальнейшей ЖЖизни (в принципе, уже давно был нужен), чтобы к нему отсылать тех, кто так любит додумывать и приписывать. Пока кратко, а потом, может быть, расширю.
Я люблю наше богослужение, его чин, стройность и красоту. Достаточно сказать, что именно эта любовь некогда сподвигла меня к созданию самостоятельного сайта и другого блога помимо этого, посвященных по большей части именно этому вопросу. Но что касается "уставности" службы, то я могу только сожалеть, что у нас нет единого четкого богослужебного устава. По-прежнему, как и столетия назад, мы делаем подобие аппликации из вырезок Типикона, а приходского устава, внятного и всем технически доступного к исполнению - нет, и говорить об уставном богослужении как некоем четком понятии - невозможно.
Я люблю церковно-славянский язык. Если бы речь зашла о введении русского языка в качестве богослужебного вместо ЦСЯ, я был бы первым категорическим противником. Но я уверен, что возможность параллельного существования богослужения на национальном языке моментально сняла бы напряжение с этого вопроса. В идеале я хотел бы видеть в нашем богослужении т.н. "ново-славянский язык", т.е. адаптированный ЦСЯ, но в практическом ключе я никогда не противопоставляю церковной соборности свою хотелку.
Я люблю монашество. Я с иронией отношусь к своему личному вкладу в монашеский улей, не склонен обманываться насчёт большинства носителей этого достоинства, но крайне ценю подлинных монахов и само монашество, как становой хребет православной церкви. Постриг священен для меня, как церковное таинство. Но я крайне не люблю, когда о монашестве начинают поучать люди, никогда монахами не бывшие.
Я чту такую вещь, как послушание. Не могу сказать, что люблю, потому что нести послушание - это всегда наступать на горло собственной песне, а я не мазохист. Это всегда война со своим эгоизмом и ленью, и эта война не бывает безболезненной. Как не бывает армии без дисциплины, не может быть Церкви без послушания. Но я весьма негативно отношусь к распространенному явлению, которое под видом послушания являет себя по сути духовной кабалой.
То же могу сказать о духовничестве. Это отдельный, очень непростой вопрос. Само духовничество не является обязательным элементом церковной жизни, но его существование оказывает на неё только самое благоприятное воздействие. Правда, нельзя недооценивать и отрицательные, а зачастую поистине трагические последствия от духовного руководства неопытных и бесталанных наставников.
Наконец, что касается самой церковности, то для меня она определяется чуть ли не единственным критерием - благоговением к святыне. Можно научиться всем церковным ужимкам и прыжкам, освоиться в церковной среде и стать в ней своим человеком, узнать все ходы и выходы, даже прослужить много лет в священном сане, но при этом растерять то благоговение, с которым ты только вошел в церковную ограду - и всё, ни о какой церковности говорить не приходится. А можно не знать ровным счётом ничего о церковных традициях и уставах, но при этом быть глубоко церковным человеком. К сожалению, подлинные святыни нашей Церкви часто оказываются не видны за множеством святынек - каких-то кусочков, листочков, ленточек, пузырьков и коробочек, и от этого оказываются попираемы. Поучительной иллюстрацией поведения церковного человека я считаю рассказ из "Мелочей" о.М.Ардова: "Батюшка кричит на старосту: — Как тебе не стыдно? — а тот отвечает: — Нет, это как Вам не совестно? — он не может, не смеет сказать священнику "стыдно"...
Что до меня, то я, конечно, образец церковности собою отнюдь не являю, к моему глубокому сожалению.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 64 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →