Анахоретъ (anchoret) wrote,
Анахоретъ
anchoret

Category:

Кое-что о первых церковных впечатлениях

Уже как-то рассказывал немного, но вот что было за пару-тройку лет до этого.
В начале лета 1988 года после учебки я попал в ракетную бригаду в г. Белая Церковь. Что интересно, по своей воинской специальности я начал там службу в батарее управления, но месяца через два меня перевели в батарею стартовую, которая ещё через пару месяцев была поощрена экскурсией в Киев, т.к. по итогам прошедшего года была признана лучшей в КВО. То есть, не было бы этого перевода, и не знаю, когда бы ещё я увидел Лавру, да и как бы оно всё было потом, ведь жизнь состоит из маленьких и, вроде, незначительных фрагментов, которые своим суммарным весом оказывают огромное влияние на всю последующую судьбу.
Помню точно, что в той поездке мы посмотрели Софию и Золотые ворота, были в военном музее, но самым главным, конечно, являлось посещение Киево-Печерской Лавры.



4СБ у входа в КПЛ, 25.09.1988, Воскресенье


При всей тогдашней массе впечатлений в памяти осталось лишь три, и первое (а, вернее, третье) было довольно забавное или странное - не знаю. Т.е. странно или забавно то, что этот совершенно незначительный эпизод мне запомнился. По выходе из Ближних пещер на воздух, рядом со мной оказался пожилой монах, который дал корзину молодому, лет четырнадцати, пареньку в подрясничке и сказал что-то куда-то отнести. Я тогда не знал, что в таких корзинах обычно носят просфоры, и понимал, что паренек был каким-то послушником или алтарником (этих слов я тогда тоже, кажется, не знал). Вообще, конечно, надо учесть, что, как простой советский вьюнош, я ничего не знал о церкви и церковной жизни, и здесь был вполне равнодушен ко всяким благодатным святостям, которые обычно приводят паломников в восторг и умиление, а сама религия была для меня закрытой книгой.
Так вот монах тот, когда обратился к пареньку, назвал его "Александр". Для меня было удивительно, что человек с седой бородой так обращается к какому-то Сашке. Не "Саша", "Саня" или "Шурик", а "Александр". Хм. К слову, этот момент меня сейчас мог бы научить тому, что люди со стороны, с любопытством смотрящие на странных людей в черных "сутанах", как они обычно называют рясы, часто фиксируют в памяти такие мелочи, на которые мы не обращаем ни малейшего внимания. Мне следовало бы жесточайшим образом отслеживать и подавлять в себе всё, что может произвести соблазн в окружающих, особенно в тех, которые ещё не пришли в Церковь, но не научил, не отслеживаю, и не подавляю... Оправданий, конечно, тысяча, и весьма убедительных, ага.
Второй момент был перед этим, в пещерах, конечно. Глядя на мумифицированную кисть руки, выставленную из-под пелены, закрывавшей мощи Нестора, я думал про себя: "Невероятно. Почти тысячу лет назад вот эта самая рука водила тонким писалом по пергаменту, чтобы составить и оставить нам Повесть временных лет. Вот. Эта. Самая. Рука. Невероятно".
Третий же (а по времени - первый) момент, врезавшийся в память, это то, как я стоял перед иконостасом Крестовоздвиженской церкви. (На этой фотографии он какой-то яркий, залитый светом, в жизни я его таким никогда не видел). Даже не перед самим иконостасом, а перед иконой Архангела Гавриила, что на северных дьяконских вратах. Я прекрасно помню, насколько я был поражен изображением - это не было юношеское или девичье лицо. Моим глазам, которых я не мог отвести, было совершенно очевидно, что это какая-то иная красота, нечеловеческая, неземная. Ни до, ни после этого, за всю свою жизнь я никогда не переживал ничего подобного. Ко мне пару раз подходил приятель: "Идем, наши уже пошли", а я всё никак не мог оторваться...
Спустя годы, уже обремененный некоторым знанием и опытом жизни в Церкви, я оказался там снова. На иконе я не увидел ничего выдающегося. Кажется, вполне в стиле церковной живописи второй половины XVIII века, не помню. Вроде, немного кукольное лицо, чуть барочной вычурности, всё очень банально. И вот тут бы мне снова сделать выводы и научиться снисходительному отношению к иконописи, так далеко отстоящей от византийских и древне-русских шедевров, и которой так много вокруг нас. Ведь и через неё открывается людям красота Божьего мира, и она способна служить окном в иной мир и соединять земное с небесным. Не знаю, насколько получается быть снисходительным, когда дело касается других людей, но у самого меня на такие иконы молиться не получается.

ЗЫ Меня тут с понедельника пару недель не будет, хотя, может, при случае получится зайти из интернет-кафе. Всех с праздником Рождества Божией Матери.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 47 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →