Анахоретъ (anchoret) wrote,
Анахоретъ
anchoret

Кое-что о новомучениках

"То ли чудится мне, то ли кажется..." В почитании новомучеников есть один момент, который меня не то чтобы смущает или как-то искушает, а просто кажется несколько странным. Я ведь помню богослужения начала-середины девяностых, где мне был особенно интересен один момент - как проявляется почитание новомучеников церковным народом. Вот на ектенье "Спаси, Боже, люди Твоя..", торжествено читаемой диаконами на литии или, если она не служится за Всенощной, то на утрени, перечисляется множество святых. Я обычно примечал, на какие имена народ крестится более усердно, и прекрасно помню, что если назывались имена, скажем, "Сергия, игумена Радонежского и Серафима Саровского, всея России чудотворцев" то храм буквально колыхался от накладываемых в этот момент на себя богомольцами крестных знамений, а когда поминали (тогда только-только начали) "новомучеников и исповедников российских" - редкая рука поднималась, чтобы перекреститься. Сейчас - иначе. И у меня такое ощущение, что народ за это время был воспитан "сверху", что почитание это отнюдь не "снизу" проявилось.
Тертуллиан называл кровь мучеников семенем Церкви. Где была пролита мученическая кровь, там умножалось число новых христиан, вдохновленных самоотверженным подвигом мучеников, их чудесами и т.д. Не то было в последние, действительно невиданные гонения.. Церковь просто изничтожалась физически, от верующих даже не требовали какого-то отречения - просто стирали с лица земли. И уцелела та церковная часть, что проявила максимум разумной гибкости и лояльности по отношению к соввласти. "Нам удалось сохранить самое главное - евхаристию", - говорил, кажется, патриарх Сергий (Страгородский). Поколение церковных людей, доживших до тех времен, когда за богослужением стало возможно гласно поминать новомучеников, таким образом, вряд ли могло чувствовать себя плодом от их семени и испытывать к ним особую благодарность. Уважение, дань подвигу, даже солидарность - да. Но в духовном плане они не были их чадами.
Я не исключаю даже, что у многих к новым мученикам было и есть отношение довольно сдержанное, сродни тому, что часто проявляется по отношению к Николаю II. Мол, ТАКУЮ империю профукал, так хоть мученичеством искупил свою вину. И как-то не очень принимается в расчёт, не хочет приниматься то, что профукивали одни, а расплачивались зачастую, напротив, самые достойные. Но ведь и среди людей того поколения случается встретить фразу вроде той, что с сожалением о "России, которую мы потеряли", обронил митрополит Вениамин (Федченков): "Эх, не горели мы (верой - А-ъ), нет..."
А потом поднялась мощная волна канонизаций, так что в церковном календаре теперь бывает тяжело найти имя хорошо знакомого святого среди его соименных новомучеников. Я, право слово, так и не пойму, зачем это надо было делать, почему в 95% случаев нельзя было ограничиться местными канонизациями. Ведь местночтимый святой ничем не отличается от общецерковно прославленного, за тем исключением, что служба ему правится только в той местности, где его знают, помнят и почитают, а не во всей поместной церкви. Ну разве у нас знают повсеместно несколько десятков новопрославленных Сергиев, Николаев и Иоаннов? Разве служат им службы? Вот эти новые мартирологи, это что - простодушная любовь к нескончаемому чтению записок? Или идеологический заказ, за которым опять стоит тяжелая тень Третьего Рима, мнящего превзойти Древнюю церковь своими святыми?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 91 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →